Происшествия. 8 февраля 2016, 15:00
Андрей Юрьевич Бунев. Фото: Пресс-служба СУ СКР Приангарья

Количество тяжких преступлений в Приангарье снижается, а раскрываемость растет – Бунев

Руководитель СУ СКР по Иркутской области подвел итоги 2015 года

8 февраля 2016, IrkutskMedia. Количество тяжких преступлений, совершенных на территории Иркутской области, снижается, а раскрываемость преступлений увеличивается. Наметилась положительная динамика. Руководитель СУ СКР по Иркутской области генерал-майор юстиции Андрей Бунев подвел итоги деятельности Следственного комитета за 2015 год в интервью ИА IrkutskMedia.

— Андрей Юрьевич, расскажите о работе Следственного комитета на территории Иркутской области.

— Основной задачей следственных органов явилась уголовно – правовая защита населения от преступных посягательств, искоренение коррупционных проявлений во всех сферах жизнедеятельности государства и устранение препятствий, возникающих на пути развития экономики страны.

В прошлом году работа управления велась стабильно, отсутствовала необходимость принятия каких-то резких управленческих мер, чему, в первую очередь, способствовало приведение в соответствие кадровой составляющей в предыдущие годы.

Штат управления укомплектован, введена серьезнейшая система проверки кандидатов и самое главное подготовки кандидатов через систему общественных помощников. В результате в настоящее время имеется более чем достаточный кадровый резерв, а уровень приходящих на службу нас абсолютно устраивает.

Да, мы принимали непростые кадровые решения. Только руководителей подразделений за прошлый год заменено более 10-ти, в предшествующий год – еще больше. Мы тщательно чистили наши ряды. Вы знаете, что в прошлом году четыре сотрудника уволено за нарушение присяги и по другим отрицательным основаниям. Несколько сотрудников осуждено. При выявлении преступных действий мы возбуждали уголовные дела, расследовали их и направляли в суд. Делали это абсолютно бескомпромиссно.

В управлении невозможно поступить на службу без прохождения общего для всех порядка, независимо, скажем так, от заслуг родителей кандидата, и ни один человек без прохождения общей для всех процедуры в управление принят не был.

И эта принципиальная позиция дала результат. Я всегда говорю – сегодня нет понятия чести мундира. Есть понятие репутации. И действия руководства управления всегда будут направлены на то, чтобы эта репутация следственного управления была безупречная.

— Как вам удалось достичь хороших результатов?

— Я хотел бы искренне поблагодарить прокуроров за их крайне жесткую, бескомпромиссную, но очень профессиональную работу со следствием, позволяющую следствию даже по мелочам не опускать высокую планку в работе. Сильное следствие возможно только при сильном прокурорском надзоре. И я благодарен судьбе, что в Иркутской области мы имеем именно такой прокурорский надзор, сильный и принципиальный.

У нас достаточно большой прогресс по качеству. Но будем работать так дальше – добьемся намного большего.

Я хочу поблагодарить сотрудников органов оперативно–разыскной деятельности различных правоохранительных органов: МВД, ФСБ, ГУФСИНа, наркоконтроля. Мы работаем с ними очень плотно. Часто в совместных группах. Без этой совместной работы, без вклада в результат работы каждого ведомства были бы невозможны те результаты, которые мы имеем сегодня в Иркутской области в динамике преступности, коренном переломе отрицательных тенденций и достаточно резком снижении самых опасных преступлений.

— Расскажите об объемах работы управления в 2015 году?

— В производстве следователей управления в прошедшем году находилось более 4,5 тысячи уголовных дел. Их количество снизилось по сравнению с двумя предшествующими годами примерно на 400 или на 10%, что связано с зафиксированным впервые за многие годы существенным снижением тяжких и особо тяжких преступлений нашей подследственности. Отмечу, что количество следователей в управлении также снизилось за последних два года на 10% — мы поделились с Крымом. Но поскольку значительно улучшились сроки расследования дел, управление получило возможность тщательно отрабатывать наиболее сложные и запущенные направления.

В прошлом году в управление поступило более 12,2 тысячи сообщений о преступлениях, 4,8 тысячи обращений граждан. Условно говоря, 21,6 тысячи поводов для нашей работы, или примерно 120 на каждого работающего следователя за год. Все они очень разные. Для отработки какого-то одного целая группа следователей может работать длительные время, какие-то не предполагают большого объема работы.

Основное мерило следственной деятельности – направление уголовных дел в суд. Следователями в прошедшем году направлено в суд 2,4 тысячи уголовных дел, это примерно уровень предыдущего года. По этим делам обвиняемых было более 2,8 тысячи человек.

Основная задача следствия – устанавливать преступников, проводить расследование в максимально короткие, разумные сроки, выявлять все существенные обстоятельства и направлять дела в суд, когда виновные установлены. Так же уверенно действовать, когда человека пытались оговорить, не виновен человек – устанавливать невиновность и сообщать об этом людям.

В управлении в прошлом году прекращено 333 уголовных дела, это 11,8% от числа возбужденных. Многие из них – именно те дела, где была установлена невиновность людей.

Следственный комитет должен быть не карательным органом. Следственный комитет в пределах своей компетенции должен устанавливать справедливость: виновен человек перед законом – должен ответить по закону, не виновен – это должно быть установлено и сообщено людям.

— Раскрываемость преступлений в Иркутской области увеличилась?

— Несколько лет назад раскрываемость таких опасных преступлений, как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, была существенно ниже среднероссийской и составляла 78-82%. И это в условиях, когда абсолютное число этих преступлений было очень значительным. Еще два года назад управление направило в суд уголовных дел об убийствах больше, чем в каком – либо другом субъекте Российской Федерации и на 38% больше, чем управление по Москве. Были в области территории, где количество убийств на 100 тысяч населения в десятки раз больше, чем в той же Москве.

Правоохранительными органами была проделана огромная работа. В результате мы вышли на показатели, существенно лучшие, чем средние по России. Не только вышли, но и стабильно на них держимся.

Так, в 2015 году раскрываемость убийств составила 91,9%, раскрываемость тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, – 92,4%, изнасилований – 98,2%. При этом вы знаете наш подход несколько лет назад: пока не было доказано, что преступление – убийство, мы дело об убийстве не возбуждали, последние два года пока не доказано, что убийства нет, но есть его признаки, мы возбуждаем и расследуем дело как убийство.

Впервые в истории управления количество нераскрытых преступлений нашей подследственности снизилось до 71 из 4,5 тысячи дел, находящихся в производстве. Еще два года назад было 262 нераскрытых дела, три года назад – сотни дел.

Здесь же следует сказать о расследовании преступлений прошлых лет – делах, которые длительное время оставались нераскрытыми и фактически лежали в архивах. Мы очень серьезно организовали по ним работу. В результате, в последние годы совместно с полицией и УФСБ раскрываем ежегодно более 220-ти таких преступлений, привлекаем к уголовной ответственности виновных. Это дела 5, 10 и 15-летней давности.

— Где удалось достигнуть наибольших достижений?

— Очень серьезно мы работали по преступлениям, связанным с организованной преступностью. Фактически мы констатировали ликвидацию последней организованной группы, терроризировавшей целую территорию более 10 лет. Действовали преступники в Железногорске-Илимском. Преступное сообщество Захарова.

Многие заметили нашу работу в Усть-Илимске, где к уголовной ответственности привлечен мэр города. Но ведь одновременно там привлечены к уголовной ответственности так называемый "положенец" города и его группа, они арестованы, дело направлено в суд.

Было неожиданно, но комплексная работа всех правоохранительных органов резко изменила криминогенную ситуацию в области. Наверное, впервые в истории региона.

Я приведу цифры по наиболее значимым категориям преступлений по всем правоохранительным органам. На 13% сократилось количество убийств, на 16% — тяжкий вред здоровью, повлекший смерть, на 29% — изнасилования, более чем на 30% — грабежи, на 25% — разбои. Меньше на 33% стало квартирных краж, на 30% — хищений автомашин, на 15% — преступность на улице.

В 2016 году имеем динамику еще более существенную. Так, если в январе 2015 года в области было совершено 43 убийства, в январе этого года – 28.

И задача управления здесь – только набирать обороты, обеспечивать изоляцию лиц, лишивших жизни других людей с тем, чтобы все было понятно: совершил преступление – ответишь перед законом.

Правоохранительные органы, в том числе и следственное управление, в прошлом году активно вели работу по так называемым преступлениям двойной превенции. Известно, что существуют незначительные на первый взгляд преступления, но по ним, если вовремя человеку указать на противозаконность его действий, можно избежать совершения им в дальнейшем уже особо тяжких преступлений.

— Какова ситуация с детскими преступлениями?

— Работа по детям — одно из основных направлений, учитывая сложившуюся ситуацию с детьми в Иркутской области. Работаем мы в тесном взаимодействии с уполномоченным по правам ребенка Светланой Семеновой, с органами прокуратуры, полицией. Я лично объехал абсолютное большинство детских домов, интернатов, СРЦ области. Ситуацию знаю не понаслышке.

Количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, за год в области снизилось почти на 1/10. Несовершеннолетние при уходах из дома и соответствующих учреждений совершили преступлений на 15% меньше. Количество преступлений, совершенных воспитанниками детских домов и интернатов, за год снизилось более чем на треть. Несовершеннолетние в состоянии алкогольного опьянения совершили преступлений почти в два раза меньше, чем годом ранее.

— Какова ситуация с налоговыми преступлениями?

— За три года сумма возмещенных государству укрытых налогов по делам и материалам следователей управления возросла более чем в 10 раз. Мы создали специализированное подразделение, укомплектовали его, и работу будем существенно наращивать.

Хочется обратиться к предпринимателям. Времена для бизнеса непростые, но те налоги, которые положены по закону, выплачивать необходимо. Время противозаконных схем по уходу от налогообложения прошло. Стоит переходить на нормальные, с точки зрения закона, режимы налогообложения, иначе риск привлечения к уголовной ответственности с соответствующим возмещением ущерба государству становится крайне высоким. Не надо так рисковать – можно просто при привлечении к уголовной ответственности не суметь отдать государству то, что ранее недодал и потерять бизнес.

Здесь же следует сказать о противозаконном возврате НДС. Я напомню, ежегодно в Иркутской области в лесной сфере возмещается НДС на несколько миллиардов рублей больше, чем его получается. С созданием специализированного подразделения по налогам в составе управления, мы начали активно работать по выявлению таких преступлений.

В прошедшем году следователями управления возбуждено 17 уголовных дел по незаконному возмещению НДС, фактически только при обкатке технологии расследования. В предыдущие года такие дела в управлении вообще не возбуждались. Почти все эти преступления совершены в лесной сфере. Часть дел направлена в суд, по части расследование ведется или заканчивается. Я напомню, что такое преступление квалифицируется как мошенничество в особо крупном размере, за которое предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на много лет.

Здесь же по работе в лесной сфере. Полагаю, что многие социальные и экономические вопросы в этой нерешаемой многими годами фактически областной проблеме можно решить уголовно – правовым путем, а при подключении общественного ресурса и наличии политической воли областной власти решить проблему в полном объеме. Ведь пути решения известны – все лесные регионы России сняли у себя эту проблему. Надо просто ставить цели и идти к ним.

Уверен, что правоохранительные органы области, в том числе территориальное управление СКР, начнут и разовьют в текущем году этот процесс.

— Как продвигается борьба с коррупцией?

— Чиновники должны работать для людей, а не кормиться за их счет. В управлении создана организационная основа, позволяющая длительное время очень интенсивно работать в этом направлении. Работа будет только развиваться. И не помешать ей никакими митингами, демонстрациями и активно развернутой в некоторых СМИ и блогосфере кампанией.

Я понимаю, что у некоторых чиновников и "народных избранников" чувство уверенности в собственной безнаказанности пошатнулось. Полагаю, что их эти выводы правильны.

В силу специфики территории управление ежегодно подвергается обширным проверкам центрального аппарата СКР. Хочу отметить, что все проверки за последние годы заканчивались положительной оценкой деятельности управления.

В следствии невозможно работать просто так. Служба крайне напряженная, требует очень больших затрат, нервов и энергии. Я очень благодарен всем сотрудникам управления. Все, что положительное сделано в управлении в последние годы, сделано вами.