Общество. 25 июля 2016, 10:20
Алена Петрук. Фото: Тимур Балашов, ИА IrkutskMedia

Работа следователя СУ СКР Приангарья не прерывается даже в выходные дни

Свой профессиональный праздник отмечают сотрудники органов следствия РФ 25 июля

25 июля 2016, IrkutskMedia. Работа следователя СУ СКР по Иркутской области не прерывается даже в выходные дни, а в будни трудовой день может затянуться и до полуночи. Сегодня, 25 июля, профессиональный праздник отмечают сотрудники органов следствия России. О своей профессии в интервью корр. ИА IrkutskMedia рассказала старший следователь СО по Иркутскому району СУ СК РФ по Иркутской области, лейтенант юстиции Алена Петрук.

— Алена Юрьевна, расскажите, сколько лет вы работаете следователем?

— В сентябре будет три года, как я работаю следователем. Впервые я пришла сюда можно сказать случайно, подруга сказала, что хочет поработать помощником, потом стать следователем. Как раз в тот момент, после окончания Юридического института ИГУ, я тоже искала работу. Подруга уговорила меня пойти с ней за компанию. В итоге я осталась в СК и работаю здесь по сей день, а подруга нет.

— Расскажите о своей работе, возникают сложности?

— Плюсы в том, что работа следователя очень интересная. Каждый день ты общаешься с новыми людьми. Наша работа охватывает абсолютно все сферы деятельности человека. Сегодня я могу общаться с людьми из агентства лесного хозяйства, которые расскажут, как производятся вырубки лесных насаждений. Завтра могу встретиться, к примеру, с сотрудниками налоговой службы. Каждый день узнаю что-то новое. Люди везде встречаются абсолютно разные, важно к каждому найти свой подход. Для того, чтобы уметь общаться с людьми, нужно читать соответствующую литературу, в том числе книги о психологии и юриспруденции, специальные методики и указания.

Нужно понимать, какие вопросы задать человеку, чтобы он ответил грамотно, и это могло повлиять на ход расследования уголовного дела. Также я постоянно общаюсь и консультируюсь с более опытными следователями, которые тесно взаимодействуют с той или иной структурой.

— Опишите свой будничный день, сколько времени вы проводите на работе?

— График работы у нас, следователей, очень плотный. Я с 8 часов утра уже на работе, ухожу домой не раньше полуночи. Все выходные я также здесь. Единственное, в выходные дни раньше 10 часов утра я точно не встану, поэтому прихожу на работу чуть позже. Такой режим работы существует практически у всех следователей.

— Расскажите об уголовных делах, которые вы вели и ведете сейчас.

— Дело о коррупции в ИРГАУ (аграрный университет). Много рассказать о своих уголовных делах я не могу, особенно об ИРГАУ, потому что дело в настоящий момент еще расследуется, оно не в суде, потому что очень много человек причастны к совершению данного преступления. Ведется очень плотная работа. Вы, наверное, знаете, что уже были задержания подозреваемых…

Хочу отметить, что следователь постоянно работает в тесной связке с правоохранительными органами, особенно с оперативными сотрудниками полиции. Полиция нас сопровождает, также никуда без ГУФСИН, ФСБ. Те уголовные дела, которые были у меня в производстве, без оперативного сопровождения я одна никогда бы не смогла довести до суда. Правоохранители оказывают непосредственную помощь, кстати, не только силовую, но и интеллектуальную.

В задержании подозреваемого ничего сложного нет. Перед этим проводится колоссальная работа. Сначала людей нужно найти, а также подготовить документы, которые могут подтвердить их причастность к совершению преступления. Еще нужно проанализировать поступившую о подозреваемом человеке информацию, прежде, чем задерживать.

Существуют разные этапы расследования уголовного дела. Если у оперативных сотрудников есть информация, по которой проходит уже совершенное преступление, они могут сами разрабатывать дело. Потом приносят следователю уже готовые материалы. Оперативники приходят ко мне, после этого мы совместно обсуждаем, как найти доказательства для расследования уголовного дела.

— Расскажите о каком-нибудь уголовном деле, которое вам запомнилось.

— В сентябре прошлого года в полицию позвонил грибник и рассказал, что нашел в лесу мумифицированный труп человека, который был замурован в бетон. Возбудили уголовное дело, началась работа. Мы не могли раскрыть дело в течение полугода. По крупицам собирали информацию. В результате помог оперативный сотрудник. После мы вышли на людей, причастных к этому преступлению. Сейчас дело еще расследуется, потому что сложно найти доказательства, но мы руки не опускаем. Преступление было совершено около двух лет назад, чтобы доказать, что именно эти люди причастны к преступлению, нужно провести очень большую и кропотливую работу. Этим мы сейчас и занимаемся.

— Установлен ли срок, за который нужно раскрыть уголовное дело?

— У нас на все предусмотрены сроки. Вообще следователь должен в течение двух месяцев расследовать уголовное дело и направить его в суд. В случае, если следователь не успевает по каким-то причинам, то он отправляет это дело в суд максимум до года.

— Сколько уголовных дел одновременно может рассматривать следователь?

— У меня сейчас находится четыре дела в производстве. По каждому я провожу ежедневную кропотливую работу, собираю информацию и взаимодействую с другими сотрудниками. У следователя одновременно может находиться и 10 уголовных дел в производстве.

— Сколько уголовных дел вам удалось раскрыть за три года?

— Я не считала (улыбается). За прошлый год я направила 25 уголовных дел в суд и уже по всем есть обвинительные приговоры. Наша задача не просто направить уголовное дело в суд, а дождаться когда будет вынесен обвинительный приговор.

Например, на стадии судебного производства судьи не могут вызвать каких-либо свидетелей. В основном у нас особо тяжкие преступления совершают социально неблагополучные лица, которые злоупотребляют спиртными напитками. Когда мы с ними работаем, у людей часто нет мобильных телефонов, ничего нет. Когда дела начинают рассматривать в суде, бывает, что не можем найти человека и обеспечить его явку в суд. Следователь собирается, берет себя в охапку, едет к человеку и уговаривает его приехать в суд.

— Расскажите интересный случай из вашей практики.

— Все дела интересные. Сейчас в Иркутском районе я занимаюсь коррупционными преступлениями, работаю в основном по экономическим делам. До этого один год работала в Тулуне. Тулун – специфический город. У них там часто происходят убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования… Когда я работала в Тулуне, было одно дело, которое мне запомнилось.

Полиция сообщила, что пропал таксист. Уехал и не выходит на связь. Никаких сведений по нему не было. Через несколько часов в болоте, за 100 км от Тулуна, нашли машину таксиста. Она была разбита, вся в крови. В это время мы уже установили, кто совершил преступление, вышли на троих молодых людей. По месту проживания их найти не удалось. В итоге оперативники нашли их в лесу, они пытались сбежать из города. Выяснилось, что они убили таксиста, хотели угнать его машину, но уехать на угнанном автомобиле далеко не смогли. После пытались через лес уйти в Нижнеудинск от правоохранителей.

Преступники убили таксиста очень жестоко, конфликт у молодых людей произошел в одной из деревень Тулунского района. Перед убийством злоумышленники избивали таксиста на глазах у местных жителей. Меня очень поразил тот момент, что таксист, когда его били, кричал, просил и помощи. За дракой наблюдали несколько человек, но никто из них не помог таксисту. Никто не подошел и не заступился за него. Это страшно...

Я допрашивала людей, задавала им вопрос, почему не помогли мужчине, ведь они могли предотвратить убийство. Люди ничего не говорили, уходили от ответа.

— Алена Юрьевна, скажите, вам сложно раскрывать экономические преступления?

— Сложно, но интересно. Мне с такими делами больше нравится работать, чем с убийствами. Люди, которые совершают коррупционные экономические преступления очень грамотные. Это не так, как по убийству. Например, выпил и убил человека. Здесь очень грамотные люди и они на несколько шагов думают вперед прежде, чем совершить преступление. Следователю в работе с такими делами нужно уметь просчитывать свои действия на десятки шагов вперед, вырабатывать целую стратегию, это очень интересно.

— Вам когда-нибудь поступали угрозы от людей, причастных к преступлениям?

— Было, что звонили через некоторое время после раскрытия дела, говорили: "А тебе не страшно по улицам ходить, ты моего сына посадила!". Я слышала по голосу, что человек пьяный, поэтому положила трубку и не стала выводить людей на конфликт. После мне никто не звонил. Хотя угрозы были по общеуголовным делам, когда я убийства раскрывала.

Горжусь, что за три года работы меня никто не подкупил. Даже шоколадку не занес (смеется).

— Какими чертами характера нужно обладать следователю?

— Следователь должен уметь находить общий язык с людьми. Люди бывают разные. Например, наркоманы, с ними вежливо начнешь разговаривать и общаться, а они в себе закрываются. Посмотришь на человека, услышишь первые две фразы, после этого нужно понимать, как к нему лучше обращаться, чтобы он дал информацию. С подозреваемыми коррупционерами нужно каждое свое слово взвешивать. Они люди грамотные, с высшим образованием, могут также в себе закрыться. Без обаяния тут никак.

— Вы добрый или злой следователь?

— Я не могу сказать. Где нужно — я добрый следователь, но могу быть и злой. Следователь должен быть человеком без эмоций. Бывают случаи, когда жалко человека. Скажем так, он случайно совершил преступление. С таким человеком общаешься, объясняешь, что ответить за преступление в любом случае придется и уголовной ответственности не избежать. Тогда успокаиваю обвиняемого, пытаюсь найти с ним общий язык. Объясняю, что чем раньше я расследую дело, тем быстрее оно уйдет в суд. Приговор быстрее прозвучит, человек быстрее начнет отбывать заслуженное наказание, не будет мучиться.

Люди обычно идут на контакт. Бывает, что человек совершает преступление не потому, что он плохой, а потому что так сложились жизненные обстоятельства, не подумал, не предугадал, не предусмотрел. Случайно.

— Сейчас есть много телесериалов и фильмов про следователей. Там показывают правду? Есть там что-то общее с вашей работой?

— Сериалов я смотрела немного за последние годы. Вот слышала про такой сериал "След", даже несколько раз мельком его смотрела. Там конечно все очень круто и сложно. Они позвонили и им сразу же привезли людей. Или экспертизу назначили, две секунды прошло и уже все готово, преступник найден. Такого в реальной жизни не бывает.

Из сериалов наиболее похожих на нашу работу это, наверное, "Тайны следствия". Там все приближено к реальности, единственное, у нас очень много бумаг, с ними постоянно нужно сидеть, колоссальное время на это уходит. В сериале этот момент упущен, больше практика показана. Следователь договаривается и работает с людьми.

В среднем несложное уголовное дело составляется их двух томов. Чтобы набрать два тома, нужно предпринять очень много усилий. Запросы, сбор материала. Только допросить человека, особенно когда он тебя избегает, часа три нужно.

— Может следователь понять, правду говорит обвиняемый или лжет?

— Когда только приходишь работать, конечно, сделать это сложно. Первые полгода работы ты учишься понимать людей. На интуитивном уровне бывает кажется, что человек врет. Но со 100% уверенностью я не могу так сказать. Сейчас уже, поработав три года, могу различать правду и ложь. Это видно интуитивно. К тому же на руках есть материалы по уголовному делу, цепочка в голове уже сложилась по совершенному преступлению, уже есть понимание, что произошло. Стоит задача — разобраться в человеке и выудить из него правду.

— Как родные относятся в вашей работе?

— Они уже привыкли. Наша профессия сложная, хотя в коллективе работает много женщин. Следователь – существо бесполое, можно так сказать. Бывает, что мужчины не справляются с работой следователя. К нам недавно молодой человек приходил, пытался стать общественным помощником следователя. В итоге ушел, потому что объем работы ему показался непосильным.

Дело в том, что прежде, чем стать следователем, специалист должен пройти определенную процедуру. Около трех месяцев он работает общественным помощником следователя. Потом сдает экзамен, только в случае успешной сдачи становится следователем.

— О чем вы мечтаете?

— В отпуск пойти и поспать.

— Дайте совет молодым людям, которые хотят стать следователем СК?

— Я пришла работать общественным помощником следователя уже после того, как окончила Юридический институт. Советую тем людям, которые хотят стать следователями, приходить к нам со студенчества и начинать работать. Вам и учиться вместе с практикой будет легче, и экзамены в институте проще сдавать.

Проучились год, представление уже имеете, приходите к нам, приходите смотреть и работать. К тому же, пока учитесь, поймете, ваша эта работа или нет.

— Что пожелаете вашим коллегам в профессиональный праздник?

— Я хочу пожелать коллегам, чтобы они не забывали о себе и о своих близких, находясь на работе. Уделяйте время и себе, и родным. В первую очередь нужно оставаться на работе людьми, чтобы не было такого, что я – следователь, значит, царь и бог. Каждый должен оставаться человеком, потому что бывают разные случаи. К каждому человеку нужно относиться с пониманием.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Сотрудники СКР провели для СМИ Иркутска квест по раскрытию двойного убийства

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia