Общество. 05 февраля, 17:00
Руки ювелира. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia
Секреты бизнеса

Этника и ювелирное дело: насколько сложно создать бизнес в Байкальском регионе

Ювелир, дизайнер Александр Алсаткин рассказал о своем пути к успеху, проблемах законодательства и шаманских легендах

5 февраля, IrkutskMedia. Антон Ерошенко. Как создать украшение, наполнив его сакральным знанием и легендами, и при этом сделать из него бизнес-идею? Ювелир, дизайнер, один из основателей Союза ювелиров и камнерезов Байкальского региона Александр Алсаткин рассказал в интервью корр. ИА IrkutskMedia о жизненном пути, этнических и шаманских легендах, специфике законодательства, вкусах покупателей, ценовой политике и успехе в бизнесе.

Александр Сергеевич Алсаткин известный в Приангарье и за его пределами ювелир, дизайнер, ювелир-оружейник, член ВТОО "Союз художников России", Международной ассоциации изобразительных искусств — АИАП ЮНЕСКО, Союза ювелиров и камнерезов Прибайкальского региона, кавалер Ордена Карла Фаберже "Придворный ювелир", кавалер Ордена Франца Бирбаума "Главный мастер".

— Александр Сергеевич, почему вы занялись ювелирным делом?

— Когда я уезжал в Петербург в 2002 году, то думал что буду поступать в Институт кино и телевидения. Но так судьба распорядилась, что стал студентом кафедры художественной обработки металла Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени В. Мухиной. С первого курса стал профессионально заниматься ювелирным, оружейным делом. По диплому я — художник по металлу. В профессиональном — ювелир-оружейник. Когда приехал сюда, понял, что золотые, серебряные ножи, инкрустированные бриллиантами, стоимостью от 800 тысяч до 1,5 млн рублей чаще вызывают только удивление. И я сменил оружие на ювелирные украшения, и, как мне кажется, удачно. Единственное, что мне напоминает об "оружейке" — это трость, которую я сделал вдохновленный старинной, бурятской легендой.

Александр Алсаткин

Александр Алсаткин. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia

— В глухом таежном лесу жила девушка неимоверной красоты. Путников, которые заблудились и потеряли надежду выйти, она встречала, прикрыв лицо рукой, и красиво пела песню. Они следовали за ней, очарованные ее красотой и прекрасным голосом. Она их уводила, и в итоге, когда отступать было некуда, убирала руку, а вместо красивых губ, сверкал стальной клюв. Она выклевывала им глаза и мозг. Аналогия с современным миром, когда мы влюбляемся в красивых девушек, но не видим их пороков и теряем голову. Это английский вариант скрытого ношения холодного оружия. Это женщина-птица, женщина-оборотень и клин из дамасской стали, серебро, гранаты, титан, черное дерево.

— Вы начали с оружейного производства. Какие были трудности на ранних этапах?

— Я пришел в конце первого курса к своему педагогу, который во время обучения заметил во мне кропотливого человека, скрупулезного в мелких работах, и способного просидеть за рабочим местом не отрываясь по 10 часов. Пригласил к себе в команду как будущего ювелира-оружейника. Кардинальная смена направленности профессии произошла, когда я приехал в Иркутск. Есть такой фестиваль под названием "Этно-подиум". Проходит раз в два года. Мы подали заявку на участие, начали делать коллекцию костюмов-образов с большими кожаными структурами, конским волосом и так далее. Когда до мероприятия оставалось две недели, я подумал, что я ведь художник по металлу. Почему бы не создать коллекцию украшений в металле на этнический манер? В итоге за две недели я создал коллекцию. Выиграл гран-при фестиваля и с ней по приглашениям проехал от Якутии до Москвы в течение 2013 года.

— Сколько городов посетили со своей коллекцией?

— Москва, Якутия, Улан-Удэ, Иркутск, Новосибирск, Красноярск. В общем, весь год ездил. Получал спец-призы, гран-при, первые и вторые места.

Где выставка была успешнее: на западе или в Сибири, ближе к нам?

— Когда я участвовал в фестивале в Якутии, в коллекциях некоторых авторов было по 5 кг серебра на образ! Это все относилось к категории — "аксессуары в костюмах". Это целый сегмент, очень дорогой, серьезный. Тогда бабушки вшивали по 8-10 кг бисера. Я обалдел! Массивные украшения, большие объемы, фактуры. Платья из рыбьей кожи. Почему для меня это было удивительно? Я в европейской части России видел моду северной столицы. Есть такое понятие европейская мода, а есть — азиатская. Но последняя — это замкнутый и закрытый мир почему-то. Когда члены жюри из Москвы на все это смотрели, то не скрывали восхищения! Говорили, что вас надо всех дружно брать, паковать и везти в Европу.

— После таких предложений не было желания обратно уехать?

Александр Алсаткин

Александр Алсаткин. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia

— На тот момент я делал первые шаги в создании именно украшений, а не оружия. Тогда еще не был уверен в себе. Думал, что это так, просто проба пера. Теперь я понимаю, что это будет востребовано. Постоянно следим за новинками данного сегмента. Многие ребята оставляют хорошие отзывы, зовут в европейскую часть на выставки, показы.

— Что вообще происходит в этом сегменте? Насколько обширна этническая составляющая?

— Я только в Санкт-Петербурге осознал, что за национальность сибиряк. Хотя у меня работы основываются на легендах от бурятского фольклора, но на самом деле сибиряки – это отдельная национальность, характер, склад ума. Поэтому для меня важно, чтобы мои вещи несли информационное наполнение именно с прибайкальской земли: Байкал, Иркутск, Ангара, верховье Лены. Люди смотрят, и им это нравится. Самое интересное – когда приезжают иностранцы из Европы или гости из европейской части страны, смотрят на украшения, и их пробирает. Идет именно информационная насыщенность. За каждым изделием стоит легенда, образ. Даже в той коллекции, которую я делал для "Этно-подиума", моя задача была – сделать не просто украшения, а именно картину, чтобы девушка несла частичку легенды.

— Вы говорите, что это обширный сегмент, но ваши украшения выделяются среди остальных и формой, и сочетанием металлов. В чем состоит ваш успех?

— Это коктейль: европейская школа и гремучая этничность нашей части страны. Все вместе.

— Где можно увидеть вашу коллекцию и приобрести изделия?

— Мы сотрудничаем с ювелирной сетью "Золото" в Иркутске. Сейчас ведем переговоры с рядом крупных компаний. У нас еще есть продажи в Москве, готовим партию в галерею Зураба Церетели. Также реализуем изделия в Новосибирске, Красноярске , но люди осторожничают.

— С чем это связано?

Подвески

Подвески. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia

— Когда я был на Ольхоне и создавал изделия, люди подходили, спрашивали, что это такое. Я им объяснял, что это бурятская, шаманская легенда. Например, человек с крестиком на груди говорит, что не будет это покупать, потому что крещеный. Я говорю, что дело не в шаманизме. Мы все – язычниками были. Это уважение к природе. Нельзя в реку мусор кидать, лес жечь, нельзя животных обижать и так далее. На это же упор и идет.

— Что вы сейчас делаете? Создаете изделия для продажи?

1 / 2

— Сейчас у меня эскиз висит. Это перстень. Позвонила женщина, у которой сыну 18 лет, будет студентом. Она говорит, что хочет сделать оберег, что знает про мое дарханское посвящение. Выслушал ее. На символизме построен был этот перстень. Сейчас идет работа. Во-первых, это четыре стороны света — открытые дороги. То есть, куда бы ты ни пошел, до цели своей дойдешь. Во-вторых, камень — лабрадор (квадрат). Это камень, который привязывается к своему хозяину, и очень сильно противостоит негативно настроенным к нему людям. На перстне присутствуют символы копья, которые направлены вперед – это короткий путь достижения целей.

— Где берете вдохновение?

— Постоянно читаю материалы из семейной библиотеки. Иногда обращаюсь к маме за информацией, она — кладезь знаний в мире Сибирских легенд, бурятского этноса, мира шаманизма. Часто предпочитаю работать ночью, это и вдохновение, и творческий процесс.

— Много ли конкуренции в сегменте авторских изделий, работ?

— Ювелиры у нас есть. Когда я приехал в Иркутск, то думал, что ювелиров не больше десятка. Затем познакомился то с одним, то с другим, узнал что у нас существует очень сильная камнерезная школа Натальи Бакут и Валерия Крюкова. Александр Белобородов является выходцем этой школы, работает с "барочным жемчугом". Создает великолепные предметы по своей красоте и мастерству. И еще много талантливейших мастеров и художников которые положили начало для создания "Союза ювелиров и камнерезов Байкальского региона". Сейчас в нем состоит порядка 30-50 человек.

— Сколько стоят ваши изделия?

1 / 3

— Есть индивидуальные заказы, это когда будущее ювелирное изделие создается под конкретного человека. В такой работе важна эксклюзивность, художественная ценность, ну и подбор материалов. Это конечно в какой то мере дорого. Но эти изделия в будущем претендуют уже на роль семейных реликвий, которые будут передаваться по наследству. И в то же время мы производим сегмент доступный, но не менее интересный по своей символике и сакральности. Тут уже цена от 800 рублей и до 3 тысяч рублей в среднем. Все, что есть в мастерской, продается в сетях. В Instagram можно посмотреть.

— Как влияет законодательство на развитие бизнеса?

— Сложно. Допустим, мне надо сделать маленькое серебряное кольцо. Мы его взвешиваем – 1,5-2 г. Стоимость 1,5 г серебра – максимум 100 рублей. С учетом работы – 300 рублей. Мне надо ставить пробу. Я должен поехать в Красноярск или Улан-Удэ. Билет стоит около 1 тысячи рублей туда, потом – обратно. Цена колечка поднимается выше 100 рублей. Была бы пробирная палата в Иркутске, то другое дело!

Следующий момент – по аффинированию металла. Вот я что-то делаю, у меня опилки собираются в поддонник. Часто здесь попадается припой и другие сопутствующие металлы. Чтобы проба соответствовала, нужен конкретный процент содержания лигатуры в металле. Для этого надо отправлять партию в Красноярск, где принимают, не 50 г, а десятки кг минимум. Чтобы сделать кг опилок, это надо лет 10 сидеть. Можно и самому конечно, но это другая история. Много всяких моментов.

— Где приобретаете материалы?

— Это либо аффинажные заводы, либо банки. Здесь тоже есть определенные сложности.

— Из чего складывается ценовая политика?

— Стоимость больше зависит не от металла, а от сложности работы. Чем больше операций, тем сложнее. Чем эксклюзивнее вещь, тем она дороже. Существуют определенные формулы вычисления.

— Планируется ли открытие собственного магазина продажи ваших изделий?

Александр Алсаткин

Александр Алсаткин. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia

— У нас скоро откроется магазин на улице Пролетарской, 9. Мы с этим проектом победили на Форуме городских сообществ. Там у нас организовано производство. Проводим ремонтные работы. В магазине будет представлен интересный сегмент авторских и эксклюзивных вещей. В частности, это работы Союза художников России и членов Союза камнерезов и ювелиров Байкальского региона. Это будут произведения из Санкт-Петербурга, Улан-Удэ, Иркутска. Это ювелирные авторские изделия, предметы интерьера. Так же в планах выставочный зал.

1 / 28

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

"Секреты бизнеса"

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia