Бизнес. 10 марта, 10:30
Эвелина Секулович. Фото: Пресс-служба уполномоченного по правам предпринимателей в Иркутской области
Секреты бизнеса

Эвелина Секулович: Нарушения прав бизнесменов Приангарья не должны остаться без внимания

Руководитель аппарата бизнес-омбудсмена рассказала в интервью ИА IrkutskMedia о проблемах предпринимателей и способах их решения

10 марта, IrkutskMedia. Обязанности бизнес-омбудсмена Иркутской области после отставки Алексея Москаленко и до избрания нового будет исполнять руководитель аппарата уполномоченного по правам предпринимателей Эвелина Секулович. Сегодня она является одним из главных претендентов на должность уполномоченного, ее кандидатуру поддерживают предприниматели региона, известные российские юристы, ученые и общественники. В интервью корр. ИА IrkutskMedia Эвелина Секулович рассказала о проблемах бизнеса в Иркутской области и способах их решения.

— Эвелина Валентиновна, расскажите, почему вы выбрали профессию юриста и как пришли работать в аппарат бизнес-омбудсмена Иркутской области?

— В школе мне хорошо давалась математика, но в тоже время я всегда увлекалась историей и гуманитарными науками. Сначала хотела поступать на исторический факультет, но потом пришло понимание, что знание истории может пригодиться и в других сферах, например, юриспруденции. В 10-м классе я записалась на заочные курсы Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина для поступления на юридический факультет. После успешного прохождения курсов планировала учиться в Москве. К окончанию школы у меня было совершенно осознанное решение поступать на юридический факультет, но поехать в столицу не получилось из-за финансовых трудностей: в стране в это время был кризис.

Поэтому я поступила на юридический факультет Иркутского государственного университета, который впоследствии окончила с отличием. С первого курса института по совету своих родителей я начала проходить юридическую практику, в результате за пять лет обучения в вузе приобрела хороший опыт в профессии. В 2003 году я окончила университет, мне предложили работать юристом в комитете по управлению госимуществом области. Я пришла трудиться на самую маленькую должность "специалист первой категории", занималась имущественными и земельными вопросами, касающимися областной собственности.

В 2011 году мне поступило предложение перейти в правовой отдел министерства экономического развития Иркутской области. Я согласилась. Работа там тоже была интересной: она связана с региональным инвестиционным законодательством. Через два года мне предложили перейти в аппарат губернатора Иркутской области. Я согласилась, но на новом месте, к сожалению, вектор юридической работы изменился. В основном работа касалась муниципального права, а это не моя специализация. Поэтому я приняла решение уйти. Почти сразу после этого мне предложили работу в аппарате уполномоченного по защите прав предпринимателей. Я пришла на должность начальника юридического отдела. Спустя несколько дней, увидев, как я работаю, Алексей Алексеевич Москаленко предложил мне должность руководителя аппарата. Наш госорган организовывался с нуля, и, когда я пришла, работа только начинала выстраиваться. Нужно было подобрать команду, организовать бытовые условия работы, наладить документооборот. Все это требовало времени и огромных сил, но процесс был налажен.

— Как выстраивалась работа с предпринимателями?

— Мы сразу стали активно пропагандировать, что являемся доступным госорганом и к нам просто обратиться. Во-первых, можно прийти на прием к уполномоченному или на консультацию в аппарат. Во-вторых, параллельно мы начали создавать общественные представительства в территориях Иркутской области. Дальше я начала изучать практики работы ведущих юридических компаний России, узнавать, как у них организована деятельность по юридической защите. Так пришло решение ввести в аппарате определенную специализацию. С учетом этого начали набирать команду. Был подобран сотрудник на уголовные практики, отдельный работник – на административные дела, еще один работник – на земельно-имущественные споры. С учетом этого сейчас выстроена вся работа. По уголовному преследованию заявитель может обратиться к одному специалисту, по земельному вопросу – к другому. Дальше акцент был сделан на усиление правовой позиции профессионального статуса каждого сотрудника аппарата. Наши специалисты повышают квалификацию на различных семинарах, курсах, мы закупаем книги и методические пособия – делаем все для максимального повышения профессиональных знаний. Сегодня я точно могу сказать, что каждый сотрудник нашего аппарата – это уникальный специалист. С одной стороны, он работает как адвокат, эффективно защищая права предпринимателей в суде, с другой стороны, он как государственный чиновник может работать с проектами нормативных актов.

— Существуют ли какие-то показатели для оценки эффективности деятельности аппарата уполномоченного?

— С 2015 года мы начали считать экономическую эффективность нашей работы. В 2016 году она составила 212 млн рублей – это стоимость сохраненного бизнеса, имущества, сумма необоснованных штрафов, погашенная задолженность по госконтрактам, полученные лицензии, то есть все средства, которые удалось сохранить для предпринимателя в результате его обращения в аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей. Каждая шестая жалоба рассматривается в пользу обратившегося предпринимателя. Если права заявителя восстановлены, то формируется история успеха. Она размещается на сайте уполномоченного, рассылается в СМИ, органам власти. Это делается, с одной стороны, для повышения уровня доверия бизнеса к аппарату бизнес-омбудсмена, с другой, для предупреждения органам власти, чтобы в дальнейшем они не нарушали права предпринимателя.

В некоторых случаях помочь предпринимателю невозможно, потому что он поздно обратился к нам. Но и такие жалобы не остаются без внимания – они становятся материалом для работы по системным проблемам бизнеса.

— Чем вы особо гордитесь в работе?

— Я горжусь тем, что по каждой конкретной жалобе, где действительно было нарушение, мы смогли восстановить права предпринимателя. Это говорит о том, что сотрудники аппарата ведут дело профессионально и нацелены на конкретный результат. Это очень важно, ведь у уполномоченного, в отличие, например, от прокуратуры, нет принудительных полномочий.

Можно привести много успешных случаев за четыре года работы – их достаточно. Но приведу один из последних. К нам обратился предприниматель с жалобой на давление со стороны налоговых органов во время проверки. По итогам проверки предпринимателю доначислили колоссальную сумму налогов. Мы участвовали в проверке, добились, чтобы на предпринимателя не оказывалось ни административное, ни уголовное преследование. В ходе процедуры проверки мы получили решение о доначислении, сумма, которую должен был выплатить предприниматель, оказалась просто невероятной. Это могло уничтожить дело, которым человек занимается всю жизнь. Он основал свое дело с нуля, вел бизнес добросовестно, уплачивал налоги, платил официальную зарплату сотрудникам. Мы решили пойти на диалог с налоговым органом и объяснить, почему считаем, что нельзя такую сумму доначислять. В результате этого диалога и пояснений, которые были даны предпринимателем в правовой плоскости, сумма доначислений была значительно снижена. Это и есть большой результат нашей работы. Хотя возможно, он на 100% не удовлетворяет заявителя, который хотел, чтобы с него вообще сняли все претензии.

— Какие жалобы считаете самыми тяжелыми?

— Жалобы на уголовное преследование предпринимателей. Это те жалобы, которые приходится через себя пропускать. Часто бывает, что в основе жалобы стоит гражданско-правовой спор, а человек при этом находится под домашним арестом или в СИЗО. Мы понимаем, что в этих случаях предприниматель может защищаться не в рамках уголовного дела, а в рамках гражданско-правового спора. Но одна из сторон пишет заявление и начинается уголовный процесс, в качестве меры пресечения используется арест. В таких случаях иногда просто опускаются руки – уполномоченному сложно зайти в уголовный процесс, чтобы озвучить свою позицию как защитника бизнеса. Но тем не менее мы стараемся донести до судов свою позицию и свое видение дела. Мы не утверждаем, что предприниматель невиновен, просто стараемся посмотреть на дело с другой стороны. Поэтому когда в результате наших действий, писем оправдывают предпринимателя, это вдохновляет – значит, мы не зря работаем.

— Работа эмоционально тяжелая, как справляетесь с этим?

— Можно давать волю эмоциям, но я предпочитаю спокойно анализировать ситуацию и пытаться ее разрешить. Я просто верю в то, что если есть нарушение, с ним можно справиться. Пусть на это потребуется много времени – неделю, две, возможно, несколько месяцев, но мы восстановим права предпринимателя, если они были нарушены. Я в этом уверена, и эта уверенность придает мне силы

— Эвелина Валентиновна, почему вы решили выдвинуться на должность Уполномоченного?

— Я иду на это место, чтобы приносить пользу людям, как бы пафосно это ни звучало. Я знаю, как работать на этой должности. Аппарат уполномоченного действует под девизом: нет более высокой цели, чем служить людям. И мы свои примером, работой за несколько лет доказали это на практике. Теперь хотим укреплять свои позиции и стать еще более эффективным инструментом защиты прав бизнеса.

Я считаю, что стране и региону нужен чиновник нового формата. Он должен быть для людей, а не люди для него. Я не могу по нашим жалобам, когда есть нарушение, просто дать отписку. Потому что я знаю, что мы можем занять активную позицию и помочь человеку. А иначе для чего мы тогда созданы? Для этого и созданы! Для чего нас содержит бюджет? Для этого и содержит! Для чего написан закон об уполномоченном? Для этого и написан! На должности бизнес-омбудсмена должен находиться профессионал, который знает, как работать и что нужно делать для защиты прав бизнеса. Зачем идти на это место человеку, который никогда не работал в области защиты прав предпринимателей и вообще не занимался какой-либо правозащитной деятельностью? Любым делом должен заниматься профессионал, который имеет определенные успехи за спиной.

— Как бизнес отреагировал на ваше выдвижение?

— Честно, я была очень удивлена. Многие предприниматели, узнав о моем решении выдвинуться на должность уполномоченного, поддержали меня. Те, которым мы когда-то помогли, начали присылать письма поддержки в мой адрес. Те, кто сталкивался с нарушением своих прав, очень заинтересованы, чтобы дальнейшая работа уполномоченного продолжала быть эффективной, открытой, публичной, независимой и объективной.

— Эвелина Валентиновна, сегодня много говорят о развитии и поддержке предпринимательства. Что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы были условия для ведения бизнеса в Иркутской области?

— Можно писать много стратегий, бизнес-планов, публично их обсуждать. Но каждый предприниматель в своей деятельности столкнется с проверками. Из-за них деятельность добросовестного бизнесмена будет парализована, он будет вынужден участвовать в проверке, задействовать юристов. У нас много говорят о снижении количества внеплановых проверок, но при этом увеличивается количество административных расследований. Проверки отнимают у предпринимателей много времени, сил, отвлекают от дела. Я не говорю, что никого нельзя проверять, просто необходим рискориентированный подход. Также считаю, что контрольно-надзорные органы сегодня практически не занимаются профилактикой нарушений бизнесом, не ведут информационную работу. Я думаю, что предприниматели заинтересованы в предупреждении нарушений, а не в том, чтобы участвовать в проверках и обжаловать постановление о назначении штрафа.

Кроме того, условия для ведения бизнеса следует создавать на уровне каждого муниципального образования. Местные власти должны быть заинтересованы, чтобы на их территории осуществлялась предпринимательская деятельность. Предприниматель – это самозанятый человек, он ничего не просит у государства, он сам себя обеспечивает. Более того, каждый добросовестный предприниматель улучшает жизнь территории, где ведет деятельность.

Безусловно, очень много проблем у бизнеса. Но я убеждена: если на каждом уровне у чиновников будет искреннее желание помочь предпринимателю, то будет проще разрешить трудности, в том числе и законодательные на федеральном уровне, которые препятствуют ведению деятельности.

— Чтобы вы пожелали сегодняшним предпринимателям?

— Сегодня предприниматель – это человек, который не боится осуществлять деятельность на свой страх и риск. Я бы пожелала максимально стараться соблюдать законодательство, занимать активную позицию, интересоваться изменениями в стране и не бояться заявлять о своих проблемах. Сегодня государство дает бизнесу возможность высказаться на разных площадках – начиная от правительства РФ и заканчивая различными советами при мэрах. Но почему-то предприниматели не столь активны, как хотелось бы. В некоторых муниципальных образованиях есть советы по предпринимательству. Там вообще не обсуждаются проблемы бизнеса. Вместо этого зачитываются доклады о предоставленных субсидиях. Все молча сидят и слушают. Я думаю, с помощью таких площадок вообще можно изменить отношение органов власти к предпринимателям, если последние будут активны.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia