Бизнес. 24 марта, 10:45
Гендиректор правовой компании "Сибирский щит" Сергей Красков. Фото: Фото из личного архива
Секреты бизнеса

За клиентов в Иркутской области нужно бороться профессионализмом – Сергей Красков

Гендиректор правовой компании "Сибирский щит" раскрыл секреты успеха юридического бизнеса

24 марта, IrkutskMedia. Любой человек хоть раз в жизни сталкивался с необходимостью заполнить какие-либо документы, обращался в органы власти, оперировал в какой-то ситуации нормами права. Когда возникают сложности в отстаивании своих интересов, многие прибегают к помощи профессионалов в этом деле. Генеральный директор правовой компании ООО "Сибирский щит" Сергей Красков рассказал корр. ИА IrkutskMedia об особенностях оказания юридических услуг в Приангарье, конкуренции, правосознании граждан и моральных принципах бизнесмена.

— Сергей Владимирович, как вы занялись бизнесом по оказанию юридических, правовых услуг?

— Я считаю, что к этому рано или поздно приходит почти каждый более-менее востребованный специалист в нашей сфере. Где сейчас востребован специалист юридического профиля? Это госслужба или работа на каком-либо предприятии. Первое направление ограничивает в действиях. Работа в последнем – это обладание определенным потолком развития и определенной направленностью твоих мыслей. Например, у юриста строительной компании деятельность сводится к взаимодействию с органами государственного надзора, с проверкой договоров с контрагентами, с отслеживанием претензий. Также это взыскание каких-то задолженностей или представление интересов своей фирмы в органах государственной власти и прочее. В этом случае у частного юриста или юриста-практика, который намерен или создал свою компанию, спектр вопросов гораздо шире. Специалист постоянно расширяет свой кругозор. То есть нет определенного спектра задач, которые я должен решить в силу своих должностных обязанностей. Мое направление ограничивается только клиентами, которые обращаются ко мне за юридической помощью.

Каждый человек живет, пока он учится. Естественно, что работа только в одной области делает тебя хорошим специалистом, но с узкой специализацией. Вот именно из-за этого мы решили организовать свою юридическую компанию, чтобы непосредственно оказывать услуги населению и компаниям.

— Сразу решили создать компанию?

— Мы занимались частной практикой без образования юридического лица довольно длительный период. Начал свою профессиональную карьеру на третьем курсе института. Тогда я работал помощником юриста в одной правовой компании. Я окончил Российскую правовую академию министерства юстиции. К моменту выпуска у меня уже был опыт работы, умел применять свои знания на практике. В то же время пришло осознание того, что заработная плата и время, которое я трачу на работу и имидж юридической компании, могли бы быть направлены на создание собственного имени, своей компании и, естественно, на привлечение и зарабатывание денежных средств. В нашей сфере важное место занимают имя и деловая репутация – без этого не будет клиентов. После ухода из юридической компании я начал частную практику, но без образования юридического лица. Оказывал помощь в решении вопросов своих друзей, их знакомых и так далее. Это хороший способ продвижения.

— Что сейчас может привлечь потенциальных клиентов?

— Социальные сети и в целом интернет – это такая площадка, которая сейчас доступна людям любого возраста. Наша компания оказывает юридические услуги не только физическим лицам, но также субъектам предпринимательской деятельности, тот же аутсорсинг. Кстати, хорошо работает сарафанное радио.

— В чем помогаете компаниям: консалтинг, ведение процедур, юридическое представительство?

— Во-первых, это устные и письменные консультации по каким-то правовым вопросам. Во-вторых, это защита интересов прав предпринимателей, юридических лиц в органах государственной власти. Помогаем, если привлекают к административной ответственности по суду, если есть какие-то споры гражданско-правового характера. Специфика работы с физическими и юридическими лицами ничем не отличается, когда есть какая-то конфликтная ситуация. Также мы занимаемся ведением процедуры банкротства, если у компании плохие финансовые дела.

Мы принимаем участие и на стороне кредиторов, и на стороне лиц, которые инициируют и проводят процедуру банкротства. За прошедший год в производстве у нас было более пяти дел о банкротстве.

— Кто является вашими основными клиентами?

— Пока основными потребителями остаются, конечно, физические лица.

— С какими проблемами в основном приходят?

— Привлечение наших клиентов к административной ответственности по различным статьям КоАП – с этой проблемой чаще всего обращаются. Правосознание физических лиц – это счастье для нас, потому что появляется работа, но и сожаление. Поскольку оно находится на низком уровне, над этой проблемой бьются не только общественные институты, но и ученые. Уровень правосознания оставляет желать лучшего.

— Сложно ли было создавать свое дело, какие были финансовые затраты?

— Регистрация – это дело простое. Тем более, если дело касается нашей специфики деятельности. Любой юрист сможет это сделать без каких-то эмоциональных затрат. Финансовые затраты – порядка 8 тысяч рублей, включая госпошлину за государственную регистрацию юридического лица (4 тысячи рублей), изготовление печати и открытие расчетного счета. Зарегистрировать юридическое лицо несложно, тем более если организационно-правовая форма ООО. Подается минимальный набор документов в межрайонное ФНС №17. Это устав организации, протокол или решение о его создании, заявление по форме Р11001 и квитанция об оплате госпошлины. Через пять-семь рабочих дней вы получаете документы о том, что зарегистрированы.

— Но после регистрации может пройти много времени, прежде чем предприятие заработает как полноценный бизнес.

— Конечно. Принципиальное значение здесь в том, что создать ООО и бизнес как систему – это разные вещи. Естественно, последнее требует и больших финансовых затрат – расходы на продвижение, бренд, разработку логотипа, аренду офиса, интернет, правовые системы.

Работа с персоналиями всегда эмоционально тяжела. Допустим, работа по семейному праву. Как правило, это вопросы о разводе, разделе совместно нажитого имущества, об определении места жительства ребенка. Такие моменты приходится пропускать через себя – они накладывают эмоциональный отпечаток. Здесь многое, как у врачей. Я всегда сравниваю наши профессии по той простой причине, что обе зародились в Древнем Риме, язык у нас един – латинский, решаем проблемы людей. К врачам обращаются, когда проблемы со здоровьем. К нам обращаются, когда возникают вопросы, которые можно решить в рамках правового поля.

— Возникают ли сложности или какие-то вопросы при представлении интересов ваших клиентов?

— Органы, которые осуществляют правоприменительную деятельность, априори не должны и не могут действовать противозаконно. То есть, если я знаю, что моя правовая позиция верна и она подкреплена нормами материального права, нормами процессуального права, разъяснениями Верховного суда, то проблемы с органом власти у меня не могут возникнуть. Проблемы, как правило, появляются при противостоянии двух специалистов. Это именно конфликт интересов, персоналий. Если присутствуют элемент административного воздействия или коррупционная составляющая, о решении в рамках правового поля говорить не приходится. К сожалению, это сейчас у нас есть.

— Нередко предприниматели сталкиваются с ситуацией, когда орган власти нарушает их права. Предприниматель идет в суд, выигрывает дело, несет какие-то издержки (на адвокатов, юридическую консультацию, представительство). Затем обращается в администрацию, но исполнение определения суда откладывается.

— Действительно, это нередко. Почему это происходит, я не могу дать оценку. Мои клиенты рассказывают о личной заинтересованности каких-то исполнителей, но в итоге в 60% случаев ситуация сводится просто к тому, что подан неверный пакет документов, допущены какие-то ошибки именно со стороны заявителя. В связи с этим возникает такая проблема. И в то же время суды у нас не имеют права оказывать консультационные услуги гражданам или юридическим лицам. Допустим, я подал документы, их не приняли, оставили заявление без движения или вообще отказали в принятии. Судья в определении укажет, какие есть недостатки и как их нужно исправить. Но консультировать или говорить, почему так произошло, суд не имеет права. Это гарантия принятия законного, справедливого и обоснованного решения. Между тем администрация, которая может давать консультации. Почему это не делают должностные лица, чиновники? Это опять же вопрос персоналий. Им за это не платят. Никто не хочет делать сверхурочную работу бесплатно.

— Часто люди сталкиваются с юридической безграмотностью или незащищенностью. Приходится ли им прибегать к помощи со стороны юридической компании?

— Каждый день на территории Иркутска случаются ДТП. Не все люди знают, как сейчас происходит их оформление о новому европротоколу, как защищать свои права по возмещению ущерба со стороны страховой компании. Естественно, кто знает, тот делает это сам, кто нет, тот приходит к нам.

— Насколько обширна конкурентная среда?

— Конкурентов, действительно, много. Юридические услуги пользуются спросом. Юридических фирм и юристов с частной практикой предостаточно. Если вы в рамках своей работы обратите внимание на число выпускников иркутских вузов, которые выпускают юристов, то дадите себе ответ на вопрос, почему у нас высокая конкуренция.

У нас нет явной борьбы за рынок, как, например, у автозаправочных станций. Каждое дело сугубо индивидуально. Я не могу два бракоразводных процесса оценить одинаково. Потому что, допустим, в одном случае перечень имущества – яхты, гаражи, дачи, дома за пределами РФ, а в другом процессе – две чайных ложки. Объем работы разный, соответственно, я не могу сделать рекламную акцию "Скидка 10% на бракоразводный процесс". Как бороться с конкурентами? Только своим профессионализмом, мышлением и демонстрацией этого клиенту.

— Были ли у вас курьезные дела?

— В силу специфики работы не могу назвать каких-то персоналий. Однажды к нам обратился человек с просьбой поддержать частные обвинения в суде. Это был семейный скандал с вытекающими последствиями. Смех вызывало то, каким веселым образом все происходило, в том числе объяснения самого лица. Был у нас процесс по привлечению к административной ответственности водителя в состоянии алкогольного опьянения. Этот человек был сильно пьян, очевидцы рассказывали, как он спотыкался, не попадал пистолетом автозаправочной станции в бак автомобиля.

Мы не стали участвовать в этом процессе, потому что я считаю, что в работе юриста нельзя пренебрегать нормами морали, говорить высокопарные слова о правосознании людей и принимать участие в их защите. Может быть, это неправильно с точки зрения бизнесмена. Может быть, это неверно с точки зрения наработки клиентской базы, но тем не менее.

Мораль должна быть не у бизнесмена, а у человека. Нельзя сказать, что сейчас, находясь в офисе, являюсь бизнесменом, руководителем юридической компании, как только приехал домой, перестал им быть. Или, наоборот, я перестал быть человеком, когда нахожусь в офисе. Нет. У меня есть принципы, моральные установки, заложенные родителями, то, чему научила меня жизнь.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia