Бизнес. 12 апреля, 13:00
Секреты бизнеса

Малый бизнес Иркутска вынужден выживать в предлагаемых властями условиях – Юрий Кривошеев

Предприниматель рассказал о своем бизнесе, законодательных проблемах и видении развития торговли в Иркутске

12 апреля, IrkutskMedia. Проект концепции развития торговли в Иркутске представили в администрации города 6 апреля. Власти определили приоритетом в концепции внешний вид торговых павильонов, отсутствие нарушений 171-ФЗ со стороны предпринимателей и соответствие НТО (нестационарных торговых объектов) схеме размещения. Места торговли, которые находятся на территории города по факту будут выставлены на аукцион, при этом их нынешние владельцы будут на равных условиях принимать участие в них. Предприниматель Юрий Кривошеев заявил, что в таких условиях малый бизнес Иркутска вынужден выживать. Владелец павильонов в столице Приангарья рассказал корр. ИА IrkutskMedia о своем бизнесе, законодательных проблемах, особенностях новой концепции развития торговли в Иркутске, а также собственном видении выхода из сложной ситуации, связанной с нестационарными торговыми объектами.

— Юрий Васильевич, с какого времени занимаетесь торговлей в НТО? Как развивался ваш бизнес?

— Я начал свой бизнес в 1998 году. Место присмотрел, прошел несколько кругов бюрократии, получил разрешения от надзорных органов. Все согласовал. Дали мне участок, на котором установил павильон. В 2000 году администрация озаботилась видом города, в частности, обликом нестационарных торговых объектов. Это важный момент благоустройства. Я по проекту заказал новый павильон, поставил. В 2001-2002 годах работа была стабильной, уплачивали налоги. Затем бывший мэр Владимир Якубовский издал распоряжение, по которому наши павильоны перевели в статус магазинов. Для этого необходима была целая комиссия, где разрешения подписывали архитектор, земельный комитет, замглавы администрации. Ключевым моментом был тот факт, что что павильон – временное сооружение, предназначен для стационарной торговли. Изменения прошли успешно, запретов на торговлю не было. Выдали лицензию, начал торговлю.

— Когда начались серьезные изменения? С чем они были связаны?

— Новые изменения пришли в 2011 году с введением 171-ФЗ, по которому нам запретили торговать алкоголем вне стационарных торговых мест, поскольку нужно иметь в собственности помещение. Документы, которые подтверждают в Госреестре собственность на павильоны, нам не выдавали. Стало очень сложно. После этого в 2013 году приняли поправку к тому же закону, что вне "стационаров" вообще торговать нельзя. Предпринимателей поставили в очень жесткие рамки. Павильон – хоть и временное сооружение, но это тот же магазин. Мы в прошлом году собирали подписи президенту и в Думу, но нас не поддержали. Мы протестовали против таких рамок: митинги проходили в 2013, 2014, 2015 годах. Задавали главный вопрос: почему сетям магазинов, супермаркетам можно торговать, они не травят людей, а мы приучаем к алкоголю население и губим его. Наши павильоны отличаются только габаритами, размещение такое же: торговый зал, оборудование, подсобное помещение. Прежняя администрация предложила такую схему для размещения временных сооружений.

— Что это за схема? Почему к ней столько нареканий со стороны малого бизнеса?

- В 2012 году сделали схему по нестационарным торговым сооружениям, куда попали киоски, палатки и павильоны, при этом договоры не переоформлялись. Документы, на основании которых мы торговали пивом, предназначались для стационарных объектов. Когда начались проверки, тем, у кого была обнаружена алкогольная продукция, выписывали штрафы. Сейчас, когда история с "Боярышником" произошла, всех стали закрывать без разбора. Администрация собрала протоколы, которые были ранее составлены. Приняли решение на расторжение договоров с нарушителями. Мы сейчас написали письмо депутатам для внесения изменений в 171-ФЗ, чтобы павильонам разрешили торговать такой продукцией и выделили из перечня нестационарных торговых объектов. Потому что к НТО сейчас относятся палатка, табуретка, лоток и павильон. Это в корне неправильно и нелогично.

Кроме того, действия властей показывают, что средний класс в нашем лице просто хотят выбросить на улицу. Они предлагают торговать на Центральном рынке, но мы не солдаты в окопе: лопатку взял, мешок на плечо и побежал. Люди вложили большие средства в павильоны, оборудование, аренду и так далее.

— После того как вы открылись в 1998 году, появились первые проблемы с нестационарными торговыми объектами. Не было ли желания перевести свое дело именно в разряд стационарных объектов?

— Было желание, присматривали, в том числе первые этажи новостроек. Но многое зависит от конкретного места торговли. Следовательно, это может быть как эффективно, так и неэффективно. Я вижу, что сейчас многие помещения на первых этажах продаются. Бизнес не пошел. Еще дополнительный отягчающий момент – введение онлайн-касс, что является для малого бизнеса "тупиком". С трудом адаптировался бизнес к ЕГАИС, но онлайн-кассы – это что-то запредельное. Минфин РФ еще в прошлом году вышел с предложением, чтобы индивидуальным предпринимателям вообще запретить торговать пивом. Когда после наших обращений в администрацию президента, Думу, УФАС получены ответы, что в павильонах ничего не нарушается: такие же торговые места, такое же оборудование, но при этом указывается нецелесообразность торговли. Мы просили в павильонах только разрешить, а они все нестационарные объекты объединили. Это неправильная борьба в таком вопросе.

— Вы сейчас являетесь заместителем председателя общественной организации предпринимателей Иркутской области. Почему в свое время решили войти в нее?

— Когда мы в 2002 году с Ильдусом Галяутдиновым познакомились, у нас была проблема ввода ЕНВД: несовершенные коэффициенты, тяжелый налог для бизнеса. Тогда объединились в организацию. Мы выходили на митинги, и власть нас слышала. Коэффициенты подкорректировали, сделали разумную схему уплаты ЕНВД. Это удобный институт отстаивания коллективных интересов предпринимателей, единый рупор.

— Недавно администрация собирала всех предпринимателей, которые работают в НТО, для обсуждения их дальнейшей судьбы. К чему ведет нынешняя политика властей?

— Это несправедливость и дискриминация. Если человек, который 20 лет стоит на каком-то месте, проигрывает аукцион, то должен просто уйти. Это несмотря на то, что предприниматель вложил в торговую точку силы, средства, исправно платил аренду и налоги. В такой ситуации участвовать на общих основаниях несправедливо, нечестно. Также мы знаем, как проходят торги, по каким схемам. Если кто-то заинтересован не потерять место, с подставными участниками разговаривает, а последние на этом деньги делают.

— Администрация города предложила концепцию развития торговли Иркутска до 2027 года. К ней много претензий со стороны предпринимателей, работающих в нестационарных торговых объектах, хотя формально документ хороший для благоустройства. В чем ее недостаток?

— Я эту концепцию сейчас изучаю. На собрании, которое прошло с предпринимателями и администрацией Иркутска, поднималась эта тема. Я спросил начальника департамента потребительского рынка города Евгения Семенова, что будет с теми десятками предпринимателей, с которыми расторгнуты и расторгаются договоры аренды, они будут "выброшены на улицу". Но мне на этот вопрос не ответили. Мы хотим участвовать в концепции, желаем платить аренду и работать на своем месте, готовы исправить внешний вид согласно проекту. Дайте возможность работать тем, кто однажды нарушил правила, торгуя пивом, а не водкой или "Боярышником", предоставьте переуступку требования. Власти предлагают места под "местного производителя". Где-то можно начать торговать мясом, где-то это дело может не пойти. Если я торговал, например, продуктами, а после начну носками торговать, то это будет убыточно, люди не будут брать.

— Что делать, если власть не слышит объективные требования, предложения, не обращает внимание на письма?

— Мы пытаемся достучаться до чиновников письмами. Если на такие обращения власть не откликнется, то готовы идти на митинги, протестовать. Власть это понимает, пытается "расколоть" обещаниями. Некоторые предприниматели думают, раз им городская администрация поулыбалась, то все разрешится в лучшую сторону. Но это тактический ход, не более. Мы пойдем на митинг в любом случае, поскольку самое противное быть крайними в декабрьской ситуации, которую спровоцировали власти.

— Для чего администрация проводит переоформление договоров аренды земельного участка на право аренды для размещения павильона?

— Это новое правило по разрешению на размещение павильона для торговли. Теперь земля не является ключевым элементом, что, конечно, плохо для нас. Земельный кодекс имел большую аргументацию в вопросе торговли для нас. Сейчас же мы сильно от города зависим, фактически везде обязаны, а прав практически никаких нет. Положение шаткое. Ты нарушил правило торговли, какое-то замечание – с тобой сразу расторгли договор и разбираться даже не будут. В нашем городе магазинами шаговой доступности стали супермаркеты. Там, где они располагаются вместе с павильонами, последние точно не останутся, с ними расторгнут договоры.

— Есть ли экономическая целесообразность устанавливать на одной территории павильон, вести бизнес наравне с сетями или супермаркетами?

— Каждый случай нужно конкретно рассматривать. Что для города будет интереснее: место, где будет расти трава, или участок с павильоном. Сиюминутность некоторых решений не в пользу властей, когда они отдают участок на торгах другому человеку, который заплатит большую сумму, но как будет развиваться это место в дальнейшем – вопрос. Кроме того, предприниматели не способны на высоких условиях участвовать в торгах, потом платить серьезную арендную плату, устанавливать новое оборудование по закону и все остальное. В этот тяжелый момент нам преференции не выделяют: ни налоговая, ни администрация. Следовательно, выручка падает, покупательская способность низкая, оборот слабый – теряется смысл идти на рынок.

— Как обстоят дела с законодательством, в частности, с налоговым? Серьезные ли в этом плане недостатки у нас?

— Я отмечал, что в 2002 году мы уже боролись за разумность коэффициентов ЕНВД, но теперь с вводом онлайн-касс проблем будет гораздо больше. Некоторые предприниматели, которые торгуют алкоголем, перешли на них уже 31 марта, а 1 апреля 2018 года обязаны будут перейти все. После этого ЕНВД отменят, который облегчал предпринимателям подачу декларации. Онлайн-кассы будут демонстрировать не только выручку, но вместе с налогом с продаж установят сумму обязательных отчислений, вне зависимости от прибыли, без учета издержек (электроэнергия, аренда, ремонт, обслуживание оборудования, вывоз мусора, охрана и так далее). Это серьезно ударит по малому бизнесу.

— Какое дальнейшее развитие торговли, в том числе нестационарной, должно быть в городе? Есть ли видение сосуществования супермаркетов, магазинов и павильонов?

— Видение есть. Хороший пример есть в цивилизованных странах, в том же Таиланде. Власть смогла совместить географически и экономически целесообразно большие супермаркеты, ларьки и малый бизнес. В Иркутске идет целенаправленная борьба за рынок. В тяжелой экономической ситуации в стране покупательская способность падает, у людей денег становится меньше, все больше граждан оказываются за чертой бедности. Мое видение преобразования ситуации – это диалог и взаимодействие. Контакт должен быть на созидание и совместную работу. Если есть проблемы с внешним видом у киоска или павильона, то нужно привести в порядок, чтобы соответствовал, не портил лицо города, а власть не пугала штрафами и санкциями. Если павильон стоит, работает, уплачивает налоги, не нарушает законы и народ идет – значит, как игрок рынка он существует.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia