Политика. 28 апреля, 11:10
Депутат ГД от Приангарья Андрей Чернышев: Статус Госдумы очень серьезно повысился. Фото: РИА PrimaMedia

Депутат ГД от Иркутской области Андрей Чернышев: Статус парламента растет

Парламентарий рассказал о межфракционное работе, лесной амнистии, важности закона о сборе валежника и встрече с губернатором

28 апреля, IrkutskMedia. Статус Государственной Думы при Вячеславе Володине серьезно вырос, отметил депутат российского парламента по Братскому одномандатному округу Андрей Чернышев. В интервью корр. ИА IrkutskMedia он рассказал о депутатской жизни, отсутствии межфракционного напряжения, работе над законом о лесной амнистии, важности законопроекта о сборе валежника, проблемах своего округа и отношениях с правительством Иркутской области.

— Андрей Владимирович, о новом председателе Госдумы Володине говорят, что он установил очень жесткую дисциплину. Это правда?

— Правда. Более того, теперь есть неписаное правило: если депутат в региональную неделю появляется на Охотном ряду, значит, он нарушает свой рабочий график. В это время он должен быть на встречах с избирателями. Приведу и другой показательный пример. Депутаты предыдущих созывов иногда вместо себя отправляли на заседания комитетов своих помощников. А что такое заседание комитета? Это обсуждение законопроекта, поправок. Должны присутствовать разные эксперты, в том числе представители правительства. И когда увидели, что ходят не все депутаты, а порой являются даже помощники, члены правительства стали присылать туда начальников департаментов, заместителей начальников отделов. Статус резко понизился. Уровень обсуждения, качество законов — тоже.

Вячеслав Викторович заставил депутатов исполнять свой долг. И от правительства он потребовал, чтобы на комитеты ходили лица рангом не ниже заместителя министра. Это можно только приветствовать. Если ты имеешь возможность обсуждать вопрос на таком уровне, то к тебе совершенно другое отношение. Мы это уже почувствовали. Начальник, который был на заседании комитета, лично заявляет, что берет на контроль ту или иную тему. Согласование идет гораздо быстрее. В этом смысле Вячеслав Викторович действует стратегически правильно.

— Как вы думаете, за пять лет многое можно сделать?

— Да, и мы уже многое успели. Я, например, являюсь автором 25-ти законопроектов.

— За полгода?

— Совершенно верно. Я готовил ряд поправок, был соавтором некоторых проектов. Все законы носят социальную направленность или позволяют решать те проблемы, которые я обещал решить, идя на выборы. Взять законы, связанные с Лесным кодексом, поправки в него. Это основная часть моей работы. Сейчас также обсуждаем закон о дачниках.

— Дачную амнистию?

— О дачной амнистии был закон. Его применение привело к тому, что мы столкнулись с противоречиями, которые необходимо устранить. И сейчас как раз готовится новый закон о дачном хозяйстве, огородничестве, садовых участках. Также я вхожу в группу по снижению административных барьеров в области добычи природных ископаемых при министерстве природных ресурсов РФ. Еще состою в группе по импортозамещению, занимаюсь проблемами леса.

— Какие экологические проблемы, на ваш взгляд, наиболее актуальны?

— Это отношение к природе, к тому, что мы оставим потомкам. Варварское расхищение, вырубка леса и тому подобное связано с недостатками Лесного кодекса, которые накапливались долгое время. Сегодня мы взяли на себя их исправление. Первый закон, который депутаты успели рассмотреть, — о добровольной пожарной дружине. Оказывается, если ты видишь костер и можешь его потушить, ты не имеешь на это права, пока не согласуешь свои действия с собственником участка, с лесхозом, с МЧС. Даже дружинники или местные жители боятся тушить, потому что их за это штрафуют, а могут и уголовное дело завести.

— У волонтеров были проблемы?

— К сожалению, да. У нас каждый чиновник, видимо, перестраховывался, что и привело к такому абсурду. Мы приняли новый закон, он начал действовать с 1 марта. Пожарная дружина теперь может приступать к тушению без согласования, если увидела дым. На очереди – составление открытого реестра недобросовестных пользователей, арендаторов лесных участков при Рослесхозе.

У арендатора, который выигрывал аукцион на лесной участок, часто не было ни намерений, ни желания, ни опыта работы в лесной сфере. Просто бухгалтерия, расчетный счет, калькулятор, 10 тысяч уставного капитала и понимание специфики аукционов. Я уже не говорю о возможных теневых договоренностях... Выиграв аукцион, такой арендатор даже не выезжает из Москвы, а просто сдает участок еще одному арендатору, который пересдает другому. И такая цепочка может тянуться долго, и каждый получает маржу. А фактический пользователь не тратит деньги на восстановление леса, он вырубает все подряд, потому что это фирма-однодневка. Он завтра договорится с другим арендатором и не понесет ответственности.

Поэтому следующее необходимое действие – составление реестра собственников и отмена права субаренды. Если ты выиграл, то сам выступаешь конечным пользователем. Также вместе с запретом субаренды мы вводим возможность конкурсной процедуры — не только аукционов, в которых большую роль играет цена. У добросовестных пользователей появится возможность обратиться в региональные органы, чтобы в их случае была применена конкурсная процедура. Сейчас мы согласовываем это с Минприроды России. У пользователя не будет мотивации нарушать закон, вырубать "кругляк", отправлять его на экспорт, когда можно получить высокую добавленную стоимость уже на месте. Он будет работать по более низкой цене, а не аукционной, начнет инвестировать.

— Что вы можете сказать о сборе валежника?

— Этот вопрос до нас не рассматривался лет 10-15. Один из простейших законов мы, наконец, выносим на рассмотрение в первом чтении. Не думаю, что документ встретит сопротивление. Граждане, проживающие в сельской местности, не могут пользоваться даже мертвым лесом: корягами, сухостоем, валежником, сучьями. Немало случаев, когда люди умоляют: "Мы с сыном поехали в лес, собрали сучья, чтобы топить баню. Появился участковый, составил протокол". Вот такие примеры.

А ведь сбор валежника – это и повышение пожарной безопасности. Пожары в захламленных лесах развиваются быстрее. Распространение паразитов — короедов, шелкопрядов и прочих — тоже происходит стремительно. В России 43% граждан живут в сельской местности, и они нам скажут спасибо. Над ними сегодня просто издеваются. Лес рядом, а им выписывают дрова в соседнем районе! И бабушка вынуждена ехать, договариваться, за машину платить и так далее.

— Вы рассказали о комитетах, о том, как начали работать. Не зажимают ли в Госдуме представителей системной оппозиции? Тяжело ли коллегам из ЛДПР, КПРФ, СР донести свое мнение до партии власти?

— В первый день работы, 5 октября, наш уважаемый председатель сказал фразу, которую я запомнил: "Несмотря на то, что "Единая Россия" имеет преимущество в количестве, это не освобождает нас от необходимости доказывать свою позицию и убеждать коллег". Именно так сейчас и происходит.

У нас по 20 человек записываются по тому или иному вопросу. Всех мы выслушиваем. Были случаи, когда закон отзывали для того, чтобы в прениях прозвучало мнение представителей парламентской оппозиции. Никто их не обижает, никто не запрещает выражать свою точку зрения. Она воспринимается.

— Тогда перейдем к проблемам вашего округа. Каковы сегодня проблемы северных территорий и ваши приоритеты как депутата? И какие у вас планы на ближайшие годы?

— Важным моментом стало возобновление авиаперевозок, которые были приостановлены в зимний период. Люди оказались отрезаны от "большой земли". Я вел переговоры, обращался в необходимые инстанции. Правительство нашло деньги на субсидирование билетов для авиакомпаний, и полеты опять начались.

А вообще, очень много частных обращений. Ряд объектов капитального строительства уже есть в бюджете Иркутской области, финансирование началось. В списке приоритетов – школы, клубы, дома культуры. Я, кстати, возглавил региональный партийный проект "Единой России" "Местный дом культуры". Согласно ему 47 местных ДК получат средства на ремонт зданий или оснащение залов, приобретение аппаратуры. Также после моего вмешательства удалось решить проблему больницы в Ербогачене: будет построен новый корпус медучреждения.

— Что с ФАПами на отдаленных территориях?

— Я говорил о них с председателем правительства Иркутской области Александром Битаровым. Он должен подготовить мне ответ. Проблема даже не в том, что их не строят или они в плачевном состоянии. Их, безусловно, надо ремонтировать, но в них работать зачастую некому. Моя основная задача – помочь людям, которые трудятся не только в сфере здравоохранения, но и в дошкольном образовании, культуре, которая находится на грани выживания. В некоторых ДК на трех ставках сидит один человек, чтобы хоть как-то получать 15 тысяч рублей. При этом он и руководитель, и техничка в одном лице. Это долго длиться не может.

— Законопроект о компенсации для учителей в сельской местности уже есть?

— Да, и я был его автором в Заксобрании Иркутской области вместе с Юрием Александровичем Бакштановским. Это надбавки сельским учителям в размере 25% от их заработной платы. Они учитывались при оплате коммунальных услуг. Люди благодарят, но этого мало. Ведь есть и младший и средний персонал в тех же школах. Он вообще не защищен.

Мы в Госдуме приняли важное решение для муниципальных образований. Им больше не нужно проводить референдум об изменении статуса населенного пункта. Для чего? В одном сельском поселении учителя получают надбавки, при этом населенный пункт находится на большой асфальтированной дороге. А есть удаленные поселения, именуемые городскими, где люди живут за счет натурального хозяйства. Из-за их статуса на них не распространяются сельские надбавки. И люди говорят: "Что нам делать?".

По закону раньше надо было собирать референдум для изменения статуса поселения. Но это зачастую просто невозможно. Отныне статус поселка можно менять через местную Думу. Естественно, Заксобрание должно потом утверждать такое решение. Надеюсь, многие вздохнут с облегчением.

— Почему на встрече депутатов Госдумы с губернатором Иркутской области вы обратились к нему с вопросом о дизельных электростанциях?

— В Братском районе есть несколько населенных пунктов, это бывшие леспромхозы. Там живет по разным оценкам от 3,5 до 5 тысяч человек, но нет круглосуточной подачи электроэнергии. Когда образовалось Братское водохранилище, они оказались отрезанными от большой земли. Причем это не единственный случай, просто самый масштабный. До недавнего времени у них свет подавался по шесть-восемь часов в день, сейчас по 12 часов. Связано это с большими затратами, изношенностью дизельных электростанций, отсутствием финансирования. Кто-то создал прецедент и выиграл один суд, второй. И теперь жители массово выигрывают суды, которые обязывают муниципалитет обеспечивать население электроэнергией 24 часа в сутки.

— Это суды первой инстанции?

— Да. Я проехал по всем территориям, местные руководители говорят: "Мы-то рады, но у нас нет денег". Это все субсидируется из областного бюджета. Начинают писать письма в область, которая еще решение не приняла. Мы уже понимаем, какие будут расходы. На пять поселков они составят около 180 млн рублей в год. При СССР был проект строительства ЛЭП. Говорят, сейчас он стоит миллиард рублей. Я общался со специалистами. По их словам, есть варианты, допустим, прокладки кабеля под водой. Они дешевле. Я предложил: "Сергей Георгиевич, может, вернуться к этому проекту? Может, за два-четыре года профинансировать строительство, и территория начнет развиваться?".

Там есть преимущества в отличие от других поселков, которые расположены севернее. Там издавна было место отдыха братчан. Зимой они ездят по льду. Там рыба, дачи, охота, летом много грибов и ягод. Весь Братск покупает у местных жителей белые грибы. Можно создать производство. Если бы там была круглосуточно электроэнергия, такая линия стоила бы 1,5-2 млн рублей. Окупаемость у нее – сезон.

— Будете возвращаться к этому вопросу?

— Конечно. С председателем правительства области эту тему мы тоже обсудили. Его она очень заинтересовала. Я ему написал обращение о рассмотрении варианта строительства ЛЭП. Он попросил дать несколько дней, жду ответа.

Справка: Чернышев Андрей Владимирович. Родился 10 июля 1970 года в Братске. Работать начал в 1987 году учеником токаря в цехе централизованного ремонта механизмов Братского алюминиевого завода. В 1997 году окончил Братский индустриальный институт по специальности "Экономист". С 2001 по 2004 годы – генеральный директор ЗАО "Энергопромстрой" (Братск). В 2004-2016 годах депутат Законодательного собрания Иркутской области по одномандатному округу №11. С 2004 года – основатель и учредитель Благотворительного фонда "Сибирский Характер". С 2008 года – член Всероссийской политической партии "Единая Россия". В 2016 году стал депутатом Госдумы по Братскому одномандатному округу №96. В Госдуме работает в комитете по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Книгу Распутина "Прощание с Матерой" с именным автографом передали спикеру ГД РФ Володину

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia