Политика. 05 июля, 09:25
Евгений Минченко. Фото: Предоставлено КХ Минченко Консалтинг

Минченко: Конфликт между губернатором и мэром отражает правила конкуренции в регионах

Известный политконсультант на примере Приморского края рассказал об основных трендах и рисках в региональной политике

5 июля, IrkutskMedia. Политический конфликт между губернатором Приморского края и мэром Владивостока вписывается в правила политической конкуренции в российских регионах и вскоре вопрос с властью в столице Приморья будет разрешен. Таким мнением в интервью с ИА PrimaMedia во время частного визита во Владивосток поделился известный эксперт по GR, председатель комитета по политическим технологиям, вице-президент Российской ассоциации по связям с общественностью, президент коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг" Евгений Минченко. Эксперт назвал основные риски текущей кампании по выборам депутатов Думы Владивостока, оценил приморский союз КПРФ с Навальным, дал пару советов политикам по работе с YouTube-поколением, а также рассказал, когда завершится кризис в корпусе муниципальных и региональных руководителей.

— Евгений, говорят, что будете куратором политтехнологов на Дальнем Востоке.

— Нет, это не так. Для меня это исключительно частный визит. Съездил посмотреть как оно у вас здесь, во Владивостоке. Я много езжу по регионам.

— Куда-нибудь еще поедете?

— Конечно, я постоянно езжу: посмотрите мой Facebook.

— А на Дальнем Востоке куда еще?

— Пока не знаю, зависит от большого количества факторов.

— Как оцениваете работу команды Андрея Пономарева (политтехнолог – ред.) во Владивостоке?

— Мне кажется, что некорректно, во-первых, предлагать давать оценку работе своих коллег в принципе, во-вторых, некорректно предлагать оценить эту работу до момента, когда, в общем-то, она не завершена. Цыплят по осени считают. Например, команду Трампа очень сильно ругали в ходе избирательной кампании, но они взяли и выиграли выборы.

...политконсультантам надо отказаться от вредного представления о том, что они какие-то демиурги.

— А как в целом оцениваете тот факт, что ряд регионов ДФО остался без штатных политконсультантов. Сахалин, например.

— Что такое штатные политконсультанты?

— Те люди, которые традиционно работают в регионах.

— Мое мнение таково, что на любом рынке должна быть конкуренция. Заказчик должен иметь возможность, как минимум, попытаться выбрать лучшее на рынке. Поэтому, если происходит смена команд, то это нормально. Более того, я считаю, что, политконсультантам надо отказаться – если они политконсультанты, а не политики – от вредного представления о том, что они какие-то демиурги, которые сидят за политиками, дергают за ниточки, все вопросы решают. Политический консультант — это, в общем-то, достаточно техническая работа. Он помогает политику совершать его задачи. А если у него возникает иллюзия, что он сам может заниматься целеполаганием, не занимая при этом официальной позиции, то это может закончиться очень некомфортно для него.

— Вы описываете ситуацию, которая в Приморском крае сложилась?

— В разных регионах случаются такие ситуации. Кто-то может провести параллели с Приморским краем. Я не буду.

О кадровых заменах в ДФО: даже если и планируются, ну кто же будет их анонсировать?

— Важный вопрос, который всех интересует, – замены в регионах, в корпусе исполнительной власти. Нет ощущения, что в Хабаровском крае должна скоро наступить ротация?

— Почему именно в Хабаровском?

— Мэр Соколов слишком уже долго работает, и он уже в возрасте. Сейчас же тренд на омоложение.

— Думаю, что нас в стране ждет масштабная смена элит после 2018 года. Сейчас происходит тестирование молодых ребят, что называется, молодых технократов.

— Молодых надо.

— Да, вот и я думаю, что дальнейшее во многом будет зависеть от результатов этого эксперимента. Но, объективно, на мой взгляд, элита будет меняться, омолаживаться, и на федеральном и, как следствие, на региональном уровнях.

— Какие-то тектонические сдвиги на уровне глав субъектов, мэров столичных городов на Дальнем Востоке планируются?

— Понимаете, даже если и планируются, ну кто же будет их анонсировать? У Путина большая нелюбовь к всевозможным утечкам относительно кадровых вопросов. Хотя, кстати говоря, может быть, ситуация немного поменялась в прошлом году. Помните, сначала СМИ писали об отставках ряда губернаторов и о новых кандидатурах, и, в общем-то, это подтверждалось, была система. Но это была система, по сути, контролируемых "сливов" через понятные каналы. Если такая модель есть, и она имеет под собой основание, то было бы нелогично политическим аналитикам, политконсультантам вклиниваться в этот процесс.

— Тем не менее, мы очередной выпуск "Рейтинга политической выживаемости губернаторов" сделаем в течение ближайших нескольких месяцев. Сделаем мы это до выборов или после — будет зависеть, в том числе, от конкурентности кампаний в тех 16-ти регионах, где они сейчас проходят. А учитывая наличие муниципального фильтра, далеко не факт, что эти кампании будут, я бы так мягко выразился, высококонкурентными.

Хотя мы – я имею в виду членов комитета по политтехнологиям РАСО – недавно встречались с Эллой Памфиловой (председатель ЦИК РФ – ред.). Она, как и многие другие представители власти, сейчас участвует в процессе подготовки пакета корректировок в избирательное законодательство. Есть рабочая группа под руководством Сергея Кириенко. Но, как понимаю, большая часть изменений будет приниматься уже после президентских выборов. Мы озвучивали ряд предложений. У меня есть своя позиция относительно муниципального фильтра на губернаторских выборах. На мой взгляд, от него должны быть избавлены парламентские партии и партии, имеющие фракцию в законодательном собрании конкретного субъекта, потому что они уже прошли процесс квалификации. А для других участников, если речь идёт о том, чтобы отсеивать городских сумасшедших, муниципальный фильтр может быть снижен, например, до 1%.

Мы, на самом деле, дали очень большой набор предложений по законодательству, и концептуальных, и технических. Посмотрим, что именно власть захочет использовать.

— В Южно-Сахалинск прилетал секретарь Генсовета "Единой России" Сергей Неверов. Чем вызван такой интерес к Дальнему Востоку? Наступил ли такой тренд, что не только экономическая, но и политическая жизнь перетекает на Дальний Восток?

— Что касается визита Сергея Ивановича — правильней спрашивать в "Единой России". В конце концов, у него там пресс-секретарь есть. Насколько я понимаю, этот визит связан с предстоящими выборами на Дальнем Востоке. То есть это партийная история.

Что касается перемещения жизни, активности, фокуса внимания на Дальний Восток — запрос есть. Но пока этот поворот на Восток, к сожалению, остаётся в значительной степени декларативным. Не происходит какого-то значимого роста в торговле с Китаем, с другими азиатскими странами. Но есть ситуативные всплески, например, то, что сейчас связано с рынком угля. Возник запрос на объём, выросла цена, и мы видим, что объёмы перевалки, например, через ту же Находку, резко возросли. Это приводит к тому, что потом мальчик бодро докладывает президенту о печальных событиях, которые происходят, что, в свою очередь, вызывает реакцию и властей, и конкретных компаний. Но вот такого глобального разворота в сторону Востока не произошло.

Если, например, говорить о Китае, то Россия опоздала на банкет. В момент, когда это был стремительно развивающийся рынок с ещё не выстроенными торгово-производственными цепочками, то, в общем-то, на него можно было зайти. И многие зашли. А сейчас уже и цепочки выстроены, и население начало стареть – это мировой тренд. То есть мы же рискуем через n-ное количество лет столкнуться с тем, что большая часть населения будет или пенсионного возраста, или приближаться к пенсионному возрасту.

О конфликте между мэром и губернатором: У нас в стране существует политическая борьба, конкуренция. Она выражается, может быть, не в самых лучших ее формах.

— Вернемся на Дальний Восток. Есть определенный тренд в регионах. Олег Николаевич Кожемяко на Сахалине – пришлый губернатор. Владимир Миклушевский — тоже пришлый. Есть регионы, где федеральный центр внедряет, скажем так, своих ставленников. Потом в течение политической жизни таких губернаторов происходят постоянные политические конфликты, они не могут нормально выстроить коммуникацию с региональными элитами. И вот что с этим делать? Как яркий пример, приведу конфликт губернатора Приморья и мэра Владивостока, который никак не разрешается. С одной стороны федеральный центр делегирует сюда своего представителя...

— Это кого?

— Ну, Миклушевского. А ситуация в дальнейшем не решается.

— Начнем с того, что конфликт был не сначала. Давайте вспомним, в 2013 году Миклушевский поддерживал Пушкарёва на выборах мэра. По крайней мере, публично. Говорить о том, что был некий многолетний конфликт как-то логически неверно. Есть явно заказная медийная кампания против Миклушевского, которая продолжается и которая имеет свои всплески и падения. Но эта медийная кампания такая штука, что ее очень сложно предъявить кому-то и доказать, а кто заказчик.

Тем не менее, мы видим, что Пушкарёв под следствием и не в комфортных условиях. Поэтому, думаю, что в каком-то обозримом будущем вопрос с властью в городе все равно будет решен.

— Просто это происходит достаточно долго.

— Ну, а что делать? У нас в стране существует политическая борьба, конкуренция. Она выражается, может быть, не в самых лучших ее формах. Но, тем не менее, такая политическая борьба, вот такая конкуренция. Другой конкуренции у нас для вас нет (смеется). Что тут можно сказать? Естественный процесс. Но что касается делегирования ставленников федерального центра в регионы. Мы видим, что в большей части из 16-ти регионов, где сейчас пройдут губернаторские выборы, идея такова, чтобы: первое – попробовать тех людей, которые могут стать в будущем не только губернаторами, протестировать их на конкретных регионах; а с другой стороны — выйти из местных коррупционных цепочек. Эта проблема есть. Про некоторых губернаторов бизнесмены сами рассказывают, что их отношения с губернатором – это чистая математика: вот есть бизнес — вот есть процент.

Антикоррупционная волна вскоре коснется не только чиновников и политиков

— Евгений, а вот Вы говорите, после 2018 года придет поколение молодых технократов. С другой стороны — идет тенденция по борьбе с чиновниками и депутатами. Реальный пример, в Приморском крае только в этом году около восьмидесяти дел было возбуждено в отношении депутатов разного уровня от законодательного собрания до муниципалитетов. Прокуратура мучит депутатов по самым мелочам в декларациях. Вот в таких условиях мы не напоремся на этот подводный айсберг, когда никто просто в руководящие органы власти уже идти не захочет?

— Есть такая проблема. Я знаю ряд очень богатых людей, которые приняли решение, например, не идти на выборы в Госдуму в прошлом году. И, действительно, сейчас возникают проблемы с заполнениями депутатских вакансий, особенно на муниципальном уровне. Есть и логика, она тоже понятна — отделить бизнес от власти. Это с одной стороны. А с другой стороны — бизнес тоже ведь часть народа.

— Наиболее эффективная...

— Это по-разному можно оценивать. Тем не менее, согласен, эта проблема есть. Таковы новые условия, надо привыкать в них жить. При этом, если уж мы пошли по пути контроля доходов и расходов, тогда уже это надо доводить действительно до логического конца. Причем начинать надо с федерального уровня.

— Воссоединить семьи в Госдуме наконец-то…

— В том числе (смеется). Есть ситуация, когда люди формально разводятся для того, чтобы не показывать имущество.

— Госдума этим вот солдатским сапогом вмешалась в счастливую советскую семью…

— Логику законодателей тоже можно понять. Ведь в чем проблема? У нас действительно до сих пор огромный объем черного рынка в стране. Огромные доходы, которые не учитываются. Притом, часто эти доходы не являются криминальными, но, тем не менее, не проходят через налогообложение. Учитывая тот факт, что доходы от нефтегазового сектора сокращаются, у государства нет иного выхода, чем увеличивать фискальное давление на население. То есть такая концепция "люди — новая нефть".

Поэтому хотим мы этого или не хотим, но сегодня это чувствуют на себе люди, которые находятся во власти, а через несколько лет это почувствуем все мы, когда вырастут налоги на недвижимость. А мы придем к этому — к вымыванию наличного денежного оборота, к росту контроля фискальных органов не только над доходами, но и над расходами каждого гражданина. Для таких регионов, как Приморский край, это может стать неприятным сюрпризом, потому что ни для кого не секрет, что есть большое количество "самозанятых" людей, которые тем же браконьерством самым занимаются. Сейчас они как-то на вольном выпасе, а в какой-то момент им скажут: "Извините, пожалуйста, вы купили себе машину. А на какие деньги?". Он ответ: "А я же не чиновник". На что ему ответят: "Да, замечательно, мы в курсе. Деньги откуда?". С другой стороны, страны Запада так живут, и мы будем так жить.

Приморские коммунисты не от хорошей жизни заигрывают с навальнистами

— Сегодня парламентские партии откровенно сдуваются. Мы не Франция, конечно, но все же. КПРФ в Приморье наглядно демонстрирует, что кризис старых партий присутствует. Иначе зачем им заигрывать с Навальным. Какова перспектива такого союза?

— Кризис старых партий есть. В наихудшем положении "Справедливая Россия". Партия еле-еле переползла барьер на выборах в Госдуму и сейчас теряет поддержку региональных элит. Очень слабо сейчас себя проявляет на выборах в регионах, особенно губернаторских. В то же время относительно неплохо себя чувствует ЛДПР, у которой выросла плеяда молодых региональных лидеров. В КПРФ ситуация очень неровная, зависит от региона. И понятно, что ресурс Зюганова и Жириновского небесконечен.

Кроме того, после Крыма все парламентские партии слились в "единую партию власти". Поэтому и оказался востребован Навальный, монополизировавший нишу радикального протеста.

И приморские коммунисты не от хорошей жизни заигрывают с навальнистами. Хотя понятно, что это ситуативный союз.

— Если говорить о партийной системе в России, есть ли перспективы выхода из этого кризиса?

В перспективе у нас или появятся новые сильные партии, или разрыв между реальными настроениями населения и структурой политического представительства может стать критичным. А это уже риск или перехода к жесткому авторитарному режиму, или переворота. Мне оба вариант не нравятся. Так что я все-таки за обновление партий и омоложение их лидерского состава.

...чтобы доминировать в YouTube, у тебя должна быть "новая искренность". А вот ванну из чипсов мы политикам принимать не советуем

— Про молодых. Новое поколение растет на YouTube. Это объективно видно и по выступлениям Саши Спилберг в Госдуме, и по тому, что на антикоррупционные митинги, в т.ч. во Владивостоке, выходят люди, которые безоговорочно верят всему, что Навальный выложил в видео на своем канале. А через 5-10 эти граждане вступят в избирательные права. Что нужно, главным образом, учесть государству, чего ждать и как работать с этим сегментом общества?

— Навальный чуть ли не единственный в этой нише. Второй человек с политическим контентом по просмотрам в YouTube – это Алишер Усманов.

Появятся новые прикольные лидеры с прикольным, но именно политическим контентом – ситуация изменится. Во Франции, например, в YouTube доминировал дедушка Меланшон. В США в YouTube неплохо присутствовали Трамп и Сандерс, из поколения 70+.

Но чтобы доминировать в YouTube, у тебя должна быть "новая искренность". А вот ванну из чипсов мы политикам принимать не советуем. Саша Спилберг, беглая девочка из группировки "Ленинград", какие-то странные рэперы и прочие уныло-псевдо-молодежные заходы не работают на власть, вызывая только хи-хи.

Немного о лоббизме

— Евгений Николаевич, как у эксперта по GR не могу не спросить, а есть ли у депутата-одномандатника в нынешней системе реальные механизмы лоббизма интересов своей территории?

— Перспективы есть, но этому надо учиться. Главная технология – создание коалиций. Лоббист-одиночка – это оксюморон.

— В американских политических сериалах типа "Карточного домика" показано, понятно, где-то в гипертрофированном виде, то, как эта система работает. В России GR в каком формате проявляется?

— Есть несколько уровней лоббизма. Политический уровень – это Политбюро 2.0, ареопаг самых влиятельных людей страны. Дальше можно выделить лоббизм отраслевой и региональный. Каждый имеет свою специфику.

Если коротко, то формула эффективного лоббизма это: 1. Понимание ландшафта (кто реально принимает решения, какими критериями руководствуется, какие у них интересы). 2. Формулировка своих целей, проверка их на реалистичность, выделение приоритетов (на самом деле очень важная работа, которой многие пренебрегают. 3. Создание коалиций. 4. Реализация коммуникационной стратегии. 5. Постоянные поддерживающие мероприятия и создание инфраструктуры поддержки.

А если системно объяснять и вырабатывать практические навыки — то у нас для этого есть обучающие модули, для депутатов, для лоббистов.

— В одном из интервью Вы говорили про традиционные СМИ, как канал межэлитной коммуникации и инструмент лоббизма. А вот с точки зрения избирательных кампаний? Ситуация в Штатах в период президентской кампании, показала, что СМИ в этом плане настиг кризис. Делаем ли мы выводы?

— Кризис относительный. Потому что те СМИ, которые были против Трампа, они же ему и помогли. В условиях падения доверия к истеблишменту и традиционным медиа атака через этот канал стала для него не риском, а преимуществом.

Но вообще новые каналы постепенно начинают побеждать телевизор. Во Владивостоке, например, уже совокупная сила социальных сетей и мессенджеров выше, чем у традиционных СМИ, по крайней мере, по местной повестке.

О большой перезагрузке и рисках кампании во Владивостоке

— Возвращаясь к вопросу Дальнего Востока. Впрочем, эта болезнь, наверное, характерна и для других территорий. Сегодня налицо кризис глав муниципалитетов, как класса. Да и губернаторов сделали откровенно расходным элементом. Куда идем и есть ли свет в конце тоннеля?

— К большой перезагрузке политической системы. Но она начнется после выборов президента в 2018 году.

— С момента прихода Сергея Кириенко на позицию куратора внутренней политики в АП уже прошло определенное время. Как бы Вы оценили его стиль, стратегию и работу в целом?

Пока мне кажется, логика такая, что важно не расплескать. Спокойно провести выборы президента, а потом уже экспериментировать.

— Какие, на Ваш взгляд, есть основные риски избирательной кампании во Владивостоке? Повлияют ли итоги выборов цикла-2017 на "политическую выживаемость" губернатора?

— Низкая явка. Обострение тех конфликтов, которые выглядят погашенными. Итоги выборов, конечно же, повлияют. Они не могут не повлиять на политическую выживаемость губернатора.

— Где успели побывать во Владивостоке, что особенно запомнилось или произвело впечатление?

— Ну, я же не первый раз. Если честно, то всегда тоскую по местным морепродуктам.

— И последний вопрос. Телеграм-канал Политбюро 2.0 — это для души или он помогает решать какие-то задачи?

Если честно, меня попросили. Раньше у меня основным каналом коммуникации был аккаунт на Facebook. Но многие губернаторы, министры, бизнесмены не хотят регистрироваться в соцсетях. И некоторые из них мне говорили, что хотели бы меня читать, но не могут. Вот я и создал канал коммуникации для премиальной аудитории, для которой важна анонимность и одноканальность при получении информации. Поэтому не гонюсь за подписчиками. Среди тех 9 с лишним тысяч, которые есть сейчас, думаю, что моя целевая аудитория представлена практически полностью.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

"Приморские Незыгари": ТОП политических Telegram-каналов Приморского края

Участники праймериз во Владивостоке массово отказались от желания стать депутатами

Дело Пушкарева шьют в стиле а-ля Николаев

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia