Общество. 09 ноября, 18:30
Константин Давыдов. Фото: ТВ-3
IrkutskMedia выходного дня

Константин Давыдов: Во втором сезоне "Чернобыля" фантазия создателей улетела еще дальше

Интервью с одним из главных героев мистического телесериала публикует ИА IrkutskMedia

9 ноября, IrkutskMedia. Сериал "Чернобыль 2. Зона отчуждения" стартует на телеканале ТВ-3 с 10 ноября. Это первая российская история, снятая в Голливуде с участием популярных американских актеров. Каждая из серий второго сезона представляет собой отдельный жанр: элементы фильма-катастрофы, боевика, мистического триллера, ретро-драмы последовательно вплетаются в повествование, пока главные герои ищут способы предотвратить еще одну ядерную катастрофу. Одну из главных ролей в сериале все также сыграл актер Константин Давыдов. В интервью ИА IrkutskMedia он рассказал о съемочном процессе, фантазии сценаристов, Дональде Трампе и об Америке.

— В чем для вас ключевое отличие второго сезона от первого?

— Я бы сказал, что это две отдельные работы, которые лишь немного связаны между собой сценарием. Во втором сезоне появилось больше жанров, а фантазия создателей улетела еще дальше. Для меня это абсолютно новая работа: я играл не Пашу из первого сезона, а какого-то нового человека, у которого погибли все друзья, который потерялся во времени, застрял в новом пространстве и в чьих-то фантазиях.

— Как поменялся Паша?

— Я сам стал опытнее за прошедшее с первого сезона время, и эти новые качества решил привить и персонажу. Я подумал, как бы я себя чувствовал в этих путешествиях во времени. В хронологии сериала со времени гибели друзей Паши прошло не больше недели, ему еще сложно поверить во все случившееся. Это сложное состояние я и пытался сыграть.

Паша из сериала "Чернобыль 2. Зона отчуждения"

Паша из сериала "Чернобыль 2. Зона отчуждения". Фото: ТВ-3

— Режиссер второго сезона Павел Костомаров производит впечатление довольно жесткого, даже деспотичного человека. Так ли это на самом деле?

— При первой встрече он сказал нам: "Вы будете делать то, что я вам скажу". (смеется— прим.ред.) Сначала я сопротивлялся, но потом решил, что так и буду делать, и старался выполнять все его указания. На площадке у меня постоянно было ощущение, что где-то сбоку стоит еще одна камера, поменьше, и мы снимаем реалити-шоу. Я работал в атмосфере полного погружения в образ, не выходил из него ни на минуту. У Паши это как-то получалось – сказался его опыт документалиста. Он говорил, например: "Бойся! Бойся!" И я боялся десятью разными способами, а он потом выбирал то, что ему казалось более достоверным. У него свой, натуралистический взгляд на кино. Я мог немного отпустить себя и расслабиться только вечером, после окончания съемок.

— Что физически было самым сложным для вас на этих съемках?

— "Чернобыль" – первый сериал, который снимался на территории США, там другие законы и другой подход к работе. Времени на раскачку не было, мы работали в максимально компактных условиях: нужно было моментально собраться и сыграть то, что надо было сыграть. Других вариантов не оставалось. Это был не спринт, а марафон – главное было не сдаться, не раскиснуть и продолжать снимать в любых обстоятельствах. Чтобы существовать в таких условиях, нужно быть выносливым и постоянно поддерживать свое физическое состояние: много есть и много спать. И в случае недостатка того или другого компенсировать его при первой же возможности.

— Времени потусоваться где-то уже не оставалось?

— Нет, почему? Такие возможности тоже были. Мы ездили на классный пляж Венис-Бич. Но по вечеринкам не ходили, я их вообще не люблю. Для меня лучшей тусовкой было встретиться после съемочного дня с Анваром (Халилулаевым (исполнителем роли Гоши – прим.ред.), рассказать друг другу пару историй и отправиться спать.

— Вы в первый раз были в США? Какие остались впечатления?

— Да. Не могу описать впечатления от всей Америки, мы были только в одном штате – в Калифорнии. И впечатления у меня самые прекрасные: отличный климат, хорошие, добрые люди и очень много кино. Там практически каждый продавец немного актер: разыграет перед тобой целую сценку, потому что тоже мечтает попасть в кино.

— Какие выводы сделали для себя об американской актерской школе?

— Американские актеры отлично чувствуют, когда и как нужно встать в кадр, быстро соображают, точно играют и прекрасно понимают режиссера, даже если говорят на разных языках. Помню лишь пару моментов, когда Паша Костомаров долго и настоятельно просил актеров что-то сделать. Обычно они все слышат и понимают моментально. Мне показалось, что режиссер был доволен, а мне всегда было интересно наблюдать за ними.

"Чернобыль 2. Зона отчуждения"

"Чернобыль 2. Зона отчуждения". Фото: ТВ-3

— За пределами съемок удалось с кем-то пообщаться, подружиться, может быть?

— Не могу сказать, что с кем-то подружился, но общались постоянно, например, с Мо Галлини в течение двух-трех смен. Мне просто было приятно поговорить с человеком, который живет на другом конце Земли и тоже снимается в кино. У него огромный опыт, и он готов им делиться. Любое слово, которое он говорит, несет для меня информацию. К нам как-то подошел американский продюсер и спросил: "О чем общаетесь?" "Культурный обмен", – ответили мы ему. Говорили о политике, об обществе, о традициях. Он задавал вопросы, и я ему тоже…

— О политике спорили?

— Нет, просто обсуждали. У каждого американца обязательно есть своя политическая позиция. Кого ни спроси, например, за кого он будет голосовать, – он обязательно ответит, такая демократическая традиция. Они и меня спрашивали, за кого бы я проголосовал – за Клинтона или за Трампа?

— И за кого?

— Я бы, наверное, воздержался. Я испугался бы выбрать женщину-президента, но и Трамп — в первую очередь бизнесмен, а не профессиональный политик. Мне было вдвойне сложно ответить, я ведь там не живу.

— А хотели бы?

— Конечно, хотелось бы. Индустрия там очень хорошо развита. Не знаю, получится или нет, есть ряд сложностей, но если выдастся шанс, то я бы его использовал.

Смотрите сериал "Чернобыль 2. Зона отчуждения" на ТВ-3 с 10 ноября.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia