До начала

Политика. 22 января, 09:00
Вице-спикер Законодательного собрания Иркутской области Кузьма Алдаров. Фото: Мария Оленникова, ИА IrkutskMedia
Осенние выборы-2018

Вице-спикер ЗС Приангарья Кузьма Алдаров: Важно чувствовать настроение и дыхание населения

Зампред областного парламента рассказал в интервью ИА IrkutskMedia о себе, ответственности за Байкал и работе по сохранению сел

22 января, IrkutskMedia. Хороший депутат Законодательного собрания всегда должен чувствовать настроение и дыхание населения, считает вице-спикер, председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Иркутской области Кузьма Алдаров. В интервью корр. ИА IrkutskMedia парламентарий рассказал о себе, своей семье, об озабоченности проблемами Байкала и лесовосстановления, а также о мерах по сохранению сел, принимаемых Заксобранием.

— Кузьма Романович, расскажите, пожалуйста, о себе: где родились, какое образование получили и как пришли в региональную политику?

— Родился 20 октября 1960 года в селе Баяндай в Иркутской области. Окончил девять классов в местной школе. Затем по результатам районных олимпиад получил приглашение в физико-математический интернат №22 в Иркутске. Там, собственно, и завершил обучение. Далее поступил на факультет экономики и организации автомобильного транспорта Института народного хозяйства. По окончании вуза поступил в аспирантуру в Ленинградский инженерно-экономический институт имени Пальмиро Тольятти, где защитил кандидатскую диссертацию. После этого я вернулся в Институт народного хозяйства, в котором преподавал с 1986 по 1994 год. Потом я переехал в поселок Усть-Ордынский, где возглавил окружной филиал коммерческого банка. С тех пор моя судьба непосредственно связана с Усть-Ордынским Бурятским округом. Банковская сфера в УОБО была развита слабо, и этот проект был реализован по инициативе администрации округа. Через пару лет меня попросили участвовать в выборах в Законодательное собрание первого созыва.

— Начинать путь в политике, наверное, было довольно сложно?

— Естественно. Я тогда был еще молодым и малоизвестным, а одного депутата избирали три района – Баяндаевский, Осинский и Эхирит-Булагатский. Действующим депутатом в этом округе был Юрий Леонидович Птиченко (светлая ему память) – человек очень сильный, наш земляк, который руководил Областной клинической больницей. Конечно, мне тогда не хватало сил, чтобы тягаться с ним наравне. Выборы стали для меня очередным этапом политической жизни. В 1996 году состоялись выборы главы администрации Усть-Ордынского округа, в которых победил Валерий Геннадьевич Малеев – молодой инициативный директор хозяйства. Он пригласил меня на должность первого заместителя руководителя администрации. Там я проработал четыре года. Впоследствии участвовал в выборах главы администрации округа в 2000 году, но проиграл действующему главе. В 2004 году был избран депутатом Думы округа. В 2007 году меня пригласили работать в должности начальника управления сельского хозяйства. Тогда исполняющим обязанности главы администрации УОБО был Олег Каньков. Далее состоялся референдум об объединении Иркутской области и УОБАО. С 1 января 2008 года я перешел на должность заместителя начальника департамента агропромышленного комплекса Иркутской области. Там я проработал до 2013 года. Спустя некоторое время тогдашний губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко предложил мне пойти на выборы депутатов Заксобрания от УОБО.

— Эти выборы прошли легче?

— Да. Так получилось, что я много ездил по округу, знал людей. С тех пор работаю в Законодательном собрании Иркутской области. Руководство комитетом мне доверили, поскольку я был заместителем министра сельского хозяйства и все проблемы отрасли были мне известны. Комитет состоит в основном из аграриев, поэтому у нас сложилась достаточно серьезная команда единомышленников. Сегодня мы наибольшее внимание уделяем именно этой отрасли, а проблемами экологии и природопользования занимаемся уже по ходу действия. Тем не менее все вопросы активно рассматриваем.

— Расскажите немного о своей семье.

— Мой папа всю жизнь работал в сельском хозяйстве: был главным экономистом, заместителем председателя колхоза, председателем колхоза и Райисполкома. Непосредственно сельская жизнь мне знакома. Когда я уже работал, в округе часто встречал коллег и друзей отца, которые помогали мне в жизни. Мама работала в школе, но больше занималась, конечно, воспитанием детей, то есть была простой крестьянской женщиной.

В 1989 году я женился, у нас с супругой трое детей. Старший сын Роман и две дочери — Галина и Ирина. Все они окончили высшие учебные заведения. Старшие уже работают, но младшая пока еще нет.

— Дети не пошли по вашей стезе?

— К сожалению, никто пока в сельское хозяйство не пошел — все стали экономистами.

— Есть у вас какое-нибудь хобби?

— Я всегда уделял внимание развитию спорта. В школьные годы увлекался борьбой, а в молодости занимался бегом на лыжах. В 2013 году мне предложили возглавить федерацию вольной борьбы Иркутской области. Поэтому мы уделяем этому спорту довольно большое внимание.

— Давайте поговорим о парламентской деятельности: как все-таки складываются ваши взаимоотношения с коллегами по комитету? Какие, может быть, разногласия возникали?

— Так как мы давно друг друга знаем, у нас не возникает острых противоречий. Комитет состоит из членов как партии "Единая Россия", так и КПРФ. Мы стараемся вырабатывать единую позицию, чтобы с ней потом выходить к нашим коллегам по Законодательному собранию.

— Что, по вашему мнению, важно в парламентской деятельности? Каким должен быть депутат?

— Важно чувствовать настроение и дыхание избирателей. Поскольку мы представляем территории, то много ездим, общаемся, смотрим на те беды и проблемы, которые сегодня существуют в деревнях, селах, районах, у сельхозтоваропроизводителей. Стараемся их понять, зацепить, и потом уже принимаем решение в законодательном поле. Это касается и формирования бюджета, и законов, связанных с экологической экспертизой, которая удлиняет и удорожает все процессы.

— Как вы можете оценить итоги Года экологии в Иркутской области?

— Год экологии прошел очень продуктивно по многим направлениям. Мы активно занимались наведением порядка в лесном хозяйстве: поддержали все инициативы, которые были предложены и губернатором, и Рослесхозом. Они были связаны с принятием закона "О пунктах приема, переработки и отгрузки древесины". Решились также на проведение эксперимента, который Рослесхоз нам рекомендовал, – внедрение идентификационных карт.

Кроме того, мы курируем вопрос обеспечения населения древесиной для строительства жилья, заготовки дров и других нужд. Эту тему активно развиваем, чтобы население не мучилось, подавая заявления из года в год. Мы сделали сквозную очередь, и в течение пяти лет человек обязательно получит необходимую ему древесину.

Усиливаем контроль за незаконной заготовкой древесины. Определенные успехи в этом направлении уже есть: прекратился рост объема незаконной заготовки, отмечается даже небольшое снижение. Я думаю, что введение идентификационных карт по итогам анализа наказаний "черных лесорубов" приведет к тому, что эта тема будет понемногу утихать.

Отдельный блок вопросов был по озеру Байкал. К нему приковано внимание не только региональных, но и федеральных властей, вплоть до президента. Дан определенный импульс к совершенствованию природоохранного законодательства. Было определено, что защита окружающей среды, к сожалению, накладывает очень большую ответственность на население и порой не дает ему развиваться и жить. В связи с этим к нам поступило много инициатив, в том числе и от депутатов Государственной Думы Сергея Тена, Андрея Чернышева и Михаила Щапова. Они выступили с инициативами об отмене обязательной экологической экспертизы для ряда социальных объектов и предложили оставить эту норму только для центральной экологической зоне Байкальской территории.

— Что нужно изменить в законодательстве о Байкале, чтобы решить эту проблему?

— Озеро Байкал является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, и этот статус накладывает жесткие обязательства. Конечно, есть закон "Об охране озера Байкал", но он тоже требует усовершенствования. Мы пытаемся работать над этим, но закон изменить непросто.

Интерес к Байкалу по всей России очень велик, но если смотреть внимательнее, то непосредственно проблемы озера касаются трех регионов: Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края. К сожалению, в межфракционную группу "Байкал" входит около 20 депутатов Государственной Думы из 450-ти. Тем не менее группа работает довольно активно.

— Что вы думаете относительно запрета на вылов омуля и ситуации с повышением популяции нерпы?

— Омуля реально стало меньше. Это факт. Ученые давно бьют тревогу. Наверное, есть необходимость в том, чтобы дать немного времени для восстановления популяции омуля, поэтому мы, скорее, поддерживаем эти решения. Однако другие виды рыбы можно ловить. Население обеспокоено тем, как оно будет дальше жить. Поэтому губернатор принял решение встретиться с руководством Росрыбаловства и попросить отдать Иркутской области часть икры омуля для зарыбления Братского водохранилища. Ученые говорят, что кормовая база там гораздо лучше и омуль будет быстрее набирать вес.

Относительно нерпы сложно сказать, так как я глубоко не погружался в эту тему. Однако ее численность действительно выросла. Я, конечно, больше поддерживаю мнение ученых о том, что природа сама регулирует популяционные процессы и массовую гибель нерпы нужно было ожидать по каким-то объективным либо субъективным причинам.

— Давайте вернемся к теме лесов. Довольно большие площади горят ежегодно, а массовое лесовосстановление практически не ведется. Какую работу в решении данной проблемы ведет Законодательное собрание?

— По всем существующим нормативным актам лесники должны восстанавливать площади вырубленных лесов. Из общего объема леса 75-80% восстанавливаются самосевом — это технология, когда остаются леса, которые плодоносят. Сосна сбрасывает шишку, которая начинает рождать новый лес.

Что касается пожаров, то мы способствуем тому, чтобы наши пожарные были обеспечены ресурсами. В 2018 году нам удалось убедить министерство финансов и правительство выделить деньги на создание еще одной пожарно-химической станции третьего типа. В 2017 году мы добились выделения денег на создание такого объекта в Качуге. По мере своих возможностей и сил мы стараемся решать эти проблемы. Отдельно идут работы по увеличению числа инспекторов — Иркутская область планирует увеличить их число до 100 человек. На эти цели из федерального бюджета было выделено порядка 1,9 млрд рублей.

— В 2017 году сельское хозяйство Иркутской области показало высокие объемы производства. Таких показателей наши аграрии достигли впервые с советского времени. Как в целом развивается отрасль?

— Сельское хозяйство развивается динамично. Наши крупные холдинги нисколько не уступают лучшим производителям РФ. Они используют самые современные технологии, и объемы производства у них велики.

В последние три года очень большое внимание уделялось развитию крестьянско-фермерских хозяйств. Они необходимы нам, чтобы сохранить деревню. У нас очень большая сеть поселений, деревень, где фактически колхозы перестали существовать, где не сеяли, не пахали, не имели техники. Сегодня начинающим фермерам выдано около 300 грантов, и это создает условия для жизни деревень. Хотелось бы помогать больше сельским жителям, например, с жильем и строительством социальных объектов. Мы как депутаты очень внимательно следим за этим: активно работают программы по обустройству ФАПов, строительству домов культуры и спортивных сооружений. Это внушает определенный оптимизм, хотя тенденции все еще не определены. К сожалению, когда приходит новая техника, то сокращаются рабочие места в сельском хозяйстве. Один современный трактор заменяет пять советских. Следовательно, становится меньше трактористов. Сейчас мы планируем разработать законы о развитии сельского хозяйства, чтобы каждый сельхозник четко знал, какие у него будут направления поддержки и какие суммы он может получить из областного бюджета.

— Министр сельского хозяйства Иркутской области Илья Сумароков заявил о том, что 2018 год будет в Усть-Ордынском округе Годом сбыта и переработки продукции. Как вы оцениваете такое решение?

— Тенденция сама по себе хорошая. Покупателю хочется приобрести подешевле, а производителю — продать подороже. В этом противоречии не всегда рождается условная договоренность. Это редко устраивает наших сельхозтоваропроизводителей. Сегодня цена на зерно падает, поэтому переработка очень важна. Нужно здесь понимать тонкости технологии. Очень сложно перерабатывать молочную продукцию, хлеб и мясо — проще. Мы считаем, что сбор и переработка молока должны проводиться на современных технологических мощностях. Хорошо, что министерство сельского хозяйства сегодня пытается оказать государственную поддержку этому направлению.

— За счет чего удалось сельскому хозяйству так продвинуться в этом году?

— Во-первых, погодные условия были хорошие – это самое важное. Во-вторых, у нас уже довольно высокий уровень производства и технологии: люди уже знают, что и как сеять. Если касаться производства зерна, картофеля и овощей, то здесь у нас большой опыт, который позволяет получать хороший урожай.

— Каким образом региональный парламент содействует выделению средств на борьбу с картофельной нематодой? Сейчас во многих районах заражены поля.

— Отдельное финансирование на борьбу с этим вредителем не выделяется. В принципе, может быть, и надо это делать, но эта проблема не таких масштабов, чтобы большая часть урожая попадала под нее. Есть очаги воспаления, и агрономы об этом знают, дают советы, как и где сеять, а деньги выделяются на общих основаниях для проведения посевных работ, для приобретения средств защиты растений и прочего.

— Каких результатов удалось добиться в 2017 году, а что не получилось реализовать?

— Из того, что удалось, — это объекты, которые мы всем парламентом активно продвигали. Это и капитальные ремонты образовательных учреждений, спортивных залов сельских школ, учреждений культуры. Понятно, что все заявки не выполняются, но часть из них мы пытаемся доводить до реализации. Удалось убедить правительство выполнить все заявки по приобретению водовозной техники, а также решить проблему обеспеченности санитарными машинами.

Из того, что еще не удалось, – законы о развитии сельского хозяйства, которые хотелось бы принять в этом созыве. Хотелось бы помочь в решении экологических проблем, реализации программы по охране озера Байкал, чтобы деньги осваивались и проекты двигались. Над этим мы будем активно работать в оставшийся период нашего созыва.

— Какие у вас планы работы на 2018 год?

— Я думаю, что в любом случае мы будем продолжать работу по охране наших лесов. У нас есть еще проблемы, связанные с обеспечением наших лесников техникой.

Отдельный чисто экономический вопрос – высокая доля людей, получающих доходы ниже прожиточного минимума. По нашим данным, это порядка 20% населения. Вроде бюджет растет, а доля малообеспеченного населения продолжает оставаться на том же уровне. Это, конечно, не красит нашу область.

Кроме того, нас ждет большая работа в части утилизации твердых коммунальных отходов. Это долгоиграющая и непростая тема. Отдельно нужно развивать мощности по переработке вторичных отходов.

Проблема обеспечения питьевой водой стоит очень остро во многих населенных пунктах и также требует решения.

Сельскому хозяйству тоже нужна помощь. Многие люди на селе стоят в очереди за жильем по пять-шесть лет и не могут получить субсидии на строительство. К сожалению, эта проблема пока не решается, поэтому мы выступили с отдельной инициативой, чтобы помочь этой категории граждан в селах. Для меня как депутата это задача №1.

— В 2016 году был запущен механизм парламентского контроля. Какие проблемы уже удалось решить в рамках этой работы?

— Приезжая в ту или иную территорию, видя ситуацию своими глазами, мы сразу выходим на правительство и стараемся через свои инструменты решить проблемы. Поэтому в рамках парламентского контроля, конечно, много делаем. Я сам ездил, смотрел в других районах на объекты, которые сейчас строятся в рамках программ, и по многим из них есть хорошие и позитивные изменения.

— В 2018 году будет переизбираться Законодательное собрание Иркутской области. Вы планируете избираться на второй срок?

— Сейчас изучаю ситуацию. Если подсчитаю, что есть потенциал для работы и поддержка населения, то, конечно, набравшись опыта в этом созыве, я еще раз попробую себя в родном округе №22.

Справка: АЛДАРОВ Кузьма Романович — вице-спикер, председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС. Родился 20 октября 1960 в селе Баяндай. Женат, есть сын и две дочери. С 1986 по 1994 годы работал в Иркутском институте народного хозяйства (ныне БГУ). С сентября 1994 по декабрь 1996 года – директор "Орда-Банка" в поселке Усть-Ордынском. В декабре 1996 года перешел на работу в окружную администрацию на должность первого заместителя главы. С января 2002 по март 2004 года занимал должность руководителя секретариата при заместителе главы администрации Иркутской области по экономическому развитию и управлению ресурсами. 14 марта 2004 года избран депутатом Думы Усть-Ордынского Бурятского автономного округа второго созыва по избирательному округу №8. В октябре 2006 года назначен заместителем председателя комитета по сельскому хозяйству администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, в марте 2007 года возглавил комитет. После объединения Иркутской области с УОБАО в январе 2008 года Кузьма Алдаров назначен заместителем директора департамента агропромышленного комплекса администрации Иркутской области. В октябре 2009 года стал заместителем министра сельского хозяйства Иркутской области. С октября 2010 по май 2011 года – и.о. министра сельского хозяйства. С мая 2011 по сентябрь 2013 года – первый заместитель министра сельского хозяйства. 8 сентября 2013 года избран депутатом Законодательного собрания Иркутской области второго созыва.

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia