Байкал. Фото: Мария Оленникова, IrkutskMedia

"Экологический шовинизм" на Байкале

ИА IrkutskMedia изучило проблему установления водоохранной зоны Байкала с точки зрения истории, политического подтекста и зарубежного опыта

Антон Ерошенко. Великое море – священный Байкал. Жемчужина Восточной Сибири. Столько лестных слов говорится о самом глубоком пресноводном озере в мире, но хвалебные отзывы не помогают Байкалу оградить свою акваторию от антропогенного вмешательства. Используя водные ресурсы для личных нужд, местные жители и представители бизнеса забывают о всемирной важности озера и о последствиях, которые ждут "ретивых эксплуататоров" славного моря. Сейчас Байкал все чаще становится темой политических игр различных интересантов, которые зачастую преследуют лишь экономическую выгоду, забывая о всемирном статусе озера. Возможно, с этим связан жесткий, порой чересчур кардинальный и не до конца продуманный подход властей к вопросу сохранения Байкала. Установленная водоохранная зона озера в настоящее время представляет собой не только включение акватории и прибрежной зоны, но и тысячи кв. км территорий, более 150-ти населенных пунктов и свыше 100 тысяч человек, которые стали "заложниками", в определенной степени, "экологического шовинизма". Проводится политика не превентивных мер, направленных на формирование комплекса природоохранных мероприятий, а наоборот, сокращается финансирование ФЦП по Байкалу, нет единого координирующего органа, применяются исключительно запреты и директивы. Местное население обратилось к властям страны с просьбой пересмотреть границы ВЗ Байкала и продумать возможность ведения элементарной хозяйственной деятельности в своих муниципалитетах. История возникновения законодательства о водоохранной зоне в России, зарубежный опыт применения ВЗ, политические нюансы и проект научного сообщества – в материале ИА IrkutskMedia.

История вопроса

Прежде чем рассмотреть сложившуюся проблему по водоохранной зоне Байкала, обратимся к истории развития водоохранного законодательства в России. Согласно информации в книге "Водное право России и зарубежных государств" (Д. О. Сиваков, 2010), "первые попытки кодификации советского водного права были предприняты в 20-е годы 20 века. Советское водное право предусматривало исключительно государственную форму собственности на водные объекты, планирование водного хозяйства, преимущественно бесплатное и бессрочное (либо длительное по срокам) водопользование. Первый Водный кодекс РСФСР был принят в 1972 году. В нем появилось упоминание о водоохранных зонах водных объектов, порядок установления и использования которых определялся Советом Министров РСФСР".

В статье "Водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы в законодательных системах России и мира" Айдар Сатдаров писал, что "в постановлении Совета Министров "Об утверждении положения о водоохранных зонах (полосах) рек, озер и водохранилищ в РСФСР" 1989 года было обозначено определить перечень рек, озер и водохранилищ, для которых до 2000 года должны были установить водоохранные зоны". Согласно документу, водоохранной зоной является территория, прилегающая к акваториям рек, озер и водохранилищ, для которой устанавливается специальный режим в целях предотвращения загрязнения, засорения, истощения вод и заиления водных объектов. При этом в состав водоохранной зоны включались поймы рек, надпойменные террасы, бровки и крутые склоны коренных берегов, а также балки и овраги, непосредственно впадающие в речную долину или озерную котловину. В пределах водоохранных зон выделялись прибрежные полосы, которые представляли собой территорию строгого ограничения хозяйственной деятельности. В частности, для озер водоохранная зона устанавливалась от среднемноголетнего уреза воды в летний период и для водохранилищ от уреза воды при нормальном подпорном уровне при площади акватории до 2 кв. км – 300 метров, более 2 кв. км – 500 метров. Минимальная ширина прибрежных полос устанавливалась с учетом прогноза переработки берегов за десятилетний период. Для рек длиной до 10-ти км прибрежная полоса совмещалась с водоохраной зоной.

При этом размеры водоохранных зон и прибрежных полос должны были определяться с учетом физико-географических, почвенных, гидрологических и других условий, а также интересов всех водопользователей и утверждаться Советами Министров автономных республик, крайисполкомами и облисполкомами по предложениям бассейновых водохозяйственных органов Государственного комитета РСФСР по охране природы на местах, согласованным с землеустроительной службой Госагропрома РСФСР и Госагропрома Нечерноземной зоны РСФСР, органами государственного санитарного надзора, а также объединениями (предприятиями), осуществляющими функции государственного управления и контроля за использованием, охраной и защитой лесов.

Иначе определялись размеры прибрежных полос в пределах населенных пунктов, а именно, устанавливались исходя из конкретных условий планировки и застройки по утвержденному генеральному плану. Кроме того, в пределах существующих приусадебных, дачных и садовых участков, примыкающих к рекам, озерам и водохранилищам, прибрежная полоса могла не устанавливаться при условии использования земельных участков, исключающего загрязнение, засорение и истощение водоемов.

Также Айдар Сатдаров в статье "Водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы в законодательных системах России и мира" отмечает, что "указываемые в постановлении предписания так или иначе определяли правила установления водоохранных зон и прибрежных полос с учетом комплекса физико-географических и гидролого-геоморфологических условий, а также с необходимостью выдерживания минимальной ширины зоны (полосы). Это говорит о том, что, располагая информацией о среднемноголетнем урезе воды в летний период, теоретическое обоснование границ водоохранных зон и прибрежных полос сводилось к профессиональной экспертной оценке".

После распада СССР поменялась и вся законодательная база страны. В 1993 году была принята Конституция Российской Федерации, которая окончательно создала условия для реформирования отношений в области использования и охраны природных ресурсов. Для реализации основного закона был принят Водный кодекс Российской Федерации 1995 года, который не раз изменялся и дополнялся.

В 2006 году в РФ вступила в силу новая редакция Водного кодекса, которая остается актуальной до настоящего времени, претерпев некоторые изменения и дополнения. Одним из основных отличий становится то, что теперь ВЗ выделяются без учета физико-географических и иных природных факторов. Этот подход ставит все водоохранные мероприятия в жесткие нормативно-правовые рамки, отодвигая природную составляющую на второй план.

Некоторые исследователи в разные годы в своих работах выражали несогласие с правильностью установления границ охранных зон водных объектов, ориентируясь на градацию ширины зон от длины реки или озера. В своей книге "Охрана и мониторинг поверхностных вод и суши" заведующий кафедрой гидрологии суши Российского государственного гидрометеорологического университета Анатолий Владимиров указывает на то, что в Водном кодексе ширина водоохранной зоны назначается в зависимости от длины водотока, а отсчет ве­дется от границы среднемноголетнего уровня воды в период, когда объект не покрыт льдом. Эта характеристика очень опосредованно связана с качеством воды, которое, прежде всего, зависит от ее ко­личества и способности к самоочищению, определяемых гидрологическими, гидродинамическими и биогидрохимическими усло­виями в водотоках (а также в водоемах) и в их бассейнах.

"Привязка ширины водоохранной зоны лишь к длине реки (как и к площади озера) является весьма формальным приемом. Это связано, очевидно, с желанием максимально облегчить практику назначения ВЗ. Однако принятая практика назначать ширину зоны (например, при длине реки до девяти км будет 50 метров, а при длине 10 км — 100 метров) показывает, во-первых, наличие резкого скачка в ширине при смене градаций длин, во-вторых, — отсутствие научно обоснованных критериев проектирования ширины водоохранных зон и защитных полос, поскольку не учитываются основные факторы, влияющие на формирование и сток поверхностных вод. Ширина водоохранной зоны и прибрежной полосы должна за­висеть не только от типа и вида водного объекта, но и от фазы водного режима, характера поверхности проектируемой зоны, ук­лонов местности, типа речной долины или береговой области озе­ра. Следует учитывать существующее природное качество речных или озерных вод и характер хозяйственного использования бли­жайших к водным объектам территорий", — писал профессор Анатолий Владимиров.

В 1996 году Байкал был внесен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО и для бережливого отношения за объектом было выдано несколько рекомендаций, в которых, кроме охраны акватории, определена безопасность окружающей территории. Из участка всемирного наследия исключены пять урбанизированных промышленно развитых территорий: Байкальск, Слюдянка, Култук, Бабушкин и Северобайкальск. В 1999 году принят ФЗ "Об охране озера Байкал", предполагающий минимальную ширину водоохраной зоны в размере не менее 500 метров, а границы должны были быть установлены отдельным проектом. Тогда же началось определение границ экологических зон. Позже в Центральную экологическую зону попала и водоохранная зона. В то время она составляла 500 метров как для объекта Всемирного наследия. Однако проекта за долгие годы разработано не было и документов пришлось ждать 16 лет.

Стоит отметить, что, когда происходило экологическое зонирование территории, Институтом географии СО РАН был подготовлен научно-обоснованный проект границ ВЗ Байкала в соответствии с ландшафтно-гидрологическим подходом. Проект пролежал в стопке документов, и принят не был. Ситуацию не изменил и Водный кодекс, в котором было отмечено, что границы ВЗ устанавливаются согласно ФЗ "Об охране озера Байкал", в котором, внимание, границы точно установлены не были.

По своему историческим стал 2015 год, когда в марте было издано распоряжение Правительства РФ (предложение было направлено Минприроды РФ), согласно которому граница водоохранной зоны Байкала устанавливается по границе центральной экологической зоны озера Байкал (утверждена распоряжением правительства от 27 ноября 2006 года №1641-р) с учетом прохождения этой границы на особо охраняемых природных территориях по линии водораздела. Подобное решение объяснялось минимизацией возможного негативного воздействия, снижения существующих техногенных нагрузок на водный объект, сохранения биологического разнообразия уникальной экологической системы озера Байкал и оптимального использования потенциальных возможностей развития охраняемых территорий.

Согласно данным экспертов Института географии СО РАН, документ отодвинул водоохранную зону от акватории почти на 80 км, при этом на площади около 90 тысяч кв. км, где находится 159 населенных пунктов с численностью населения около 130 тысяч человек были установлены дополнительные природоохранные ограничения связанные с хозяйственной и бытовой деятельностью населения территорий, попавших в ВЗ. Для центральной экологической зоны установлен широкий перечень запретов по размещению объектов хранения химических, взрывчатых, токсичных, отравляющих и ядовитых веществ, пунктов захоронения радиоактивных отходов, движение автотранспорта вне дорог и проезжей части, учтенных документами территориального планирования и лесоустройства, мойка автотранспорта вне специальных установок, размещение складов горюче-смазочных материалов, хранение и использование пестицидов и агрохимикатов и прочее. К этому перечню в связи с введением ВЗ добавились запреты на размещение кладбищ, скотомогильников, движение автотранспорта на дорогах с твердым покрытием, а также разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых.

Обсуждение проблемы ведения хозяйственной деятельности на территориях попавших в ВЗ шли на нескольких площадках с подключением ОНФ, депутатов Государственной Думы, профильных министерств, экологов и науки. В июне 2017 году жители острова Ольхон на Байкале пожаловались президенту РФ во время "Прямой линии с Владимиром Путиным" на плохие дороги и труднодоступность питьевой воды. Глава государства сказал, что, когда принимались действующие экологические нормы, никто не подумал о людях, которые уже живут на территориях, защищенных этими нормами. Владимир Путин высказал мысль, что эти правила и законы нужно поменять.

Именно на проблемах людей, проживающих в территориях попавших под действие экологического законодательства, началось "политическое заигрывание" с темой водоохранной зоной Байкала.

Политическая подоплека

Обращение жителей Ольхона к Владимиру Путину послужило катализатором процесса по уточнению границ водоохранной зоны Байкала. Многие политики подключились к вопросу, пытаясь предложить компромиссный вариант решения проблемы. Одним из показателей подобных действий стало создание межфракционной группы "Байкал", в которую вошли 15 депутатов от Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятия. Возглавил ее член фракции "Единая Россия" Сергей Тен. В рамках МРГ состоялось несколько заседаний с участием представителей Минприроды РФ, общественности и науки, где основную риторику задавали депутаты Михаил Щапов и Николай Николаев.

После поручения главы государства скорректировать границы ВЗ министр природных ресурсов России Сергей Донской сообщил 4 августа 2017 года, что по новому проекту общая площадь водоохранной зоны уменьшится в 10 раз – с 57 тысяч кв. км до 5,9 тысячи кв. км. Также было заявлено, что будет доработана федеральная целевая программа по охране озера Байкал и социально-экономическому развитию Байкальской природной территории.

Необходимо проработать с Минприроды вопрос об уточнении границ водоохранной зоны в соответствии с тем докладом, который подготовили ученые института географии имени Сочавы СО РАН, уверен руководитель МРГ "Байкал", депутат ГД Сергей Тен. Он отмечает, что проект иркутских ученых выглядит наиболее взвешенным с точки зрения оценки возможных рисков, следовательно, значительное сокращение водоохранной зоны не нанесет ущерба озеру. Депутат уверен, что в перспективе необходим целый комплекс мер, направленных на защиту Байкала, где отправной точкой должна выступить стратегия развития прибайкальской территории на ближайшие годы. В этом документе должны быть прописаны мероприятия и определены источники финансирования, установлены предельно конкретные критерии оценки эффективности.

Сергей Тен
Сергей Тен

Депутат Государственной Думы

Автор фото: Анастасия Слепнева

Следует прорабатывать вопрос создания людям, живущим в границах ЦЭЗ, комфортных условий для жизни. Здесь не обойтись без государственного финансирования. Создание туристических зон также невозможно без участия государства. Комплексное развитие Байкальской природной территории (БПТ) как раз может показать пример того, как развитие туризма и предпринимательства генерирует средства на природоохранные мероприятия. Это мировой опыт, подтвержденный десятилетиями, — в местах, где проживает население, заниматься вопросами экологии в отрыве от экономики просто невозможно.

Почему неэффективно проходит программа  ФЦП "Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы"?. Не было механизма отбора проектов, системой стратегического планирования. Думаю, история с федеральным проектом "Байкал: великое озеро великой страны", как раз и  было направлено на такое комплексное развитие. Программа была разбита на три блока. Первый — экологический, второй — создание системы управления и благоприятной инвестиционной среды, третий — поддержка "зеленого бизнеса", в частности экологического туризма. Но поддержка предусматривалась и для других видов деятельности. Речь шла о том, что можно назвать "зеленой экономикой", например, это развитие нетрадиционных видов энергетики, бизнес, связанный с очисткой сточных вод, оздоровительный и этнокультурный туризм и так далее.

Сергей Тен резюмировал, что важно усилить внимание к экологической составляющей в проекте. А также необходимо объединять ресурсы, территории в один проектный офис.

Между тем депутаты Госдумы от Иркутской области Николай Николаев и Михаил Щапов разошлись во мнениях касательно корректировки водоохранной зоны Байкала. Первый утверждает, что ничего менять не надо, потому что "границы придумывали не идиоты". В то же время одномандатник Михаил Щапов отметил, что Приангарье и Республика Бурятия давно добивались этого решения, так как исследований при формировании границ не проводилось. Эксперты предлагают признать, что туризм процветает на берегах Байкала уже много лет и регламентировать этот вид деятельность нужно исходя из этого посыла и строго в рамках закона. Нельзя забывать о принципах устойчивого развития: стабильной экономике для региона, вовлечении местного населения и сохранении экологии в долгосрочной перспективе.

Михаил Щапов
Михаил Щапов

Депутат Государственной Думы

Автор фото: С сайта Госдумы

Решения о пересмотре границ водоохранной зоны озера Байкал Иркутская область и Республика Бурятия добивались с того момента, как эти границы были установлены – в 2015 году. Никаких исследований, подтверждающих эти границы, не проводилось — координаты водоохранной зоны просто совместили с координатами Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. Это пример того, как решение, оказывающее непосредственное влияние на жизнь значительной части двух регионов, было принято без учета мнения самих регионов, ученых, людей, которые проживают в этой местности. И к каким последствиям приводят такие "кабинетные" постановления

По словам депутата, проект сокращения водоохранной зоны, подготовленный Минприроды РФ, базируется на научных изысканиях и расчетах института географии СО РАН, который 70 лет изучает Прибайкалье. Проект прошел согласование с властями Иркутской области и Республики Бурятия.

"При всем этом проект остался достаточно консервативным – речь не идет об автоматическом возвращении к 500-метровой зоне. Он решает часть проблем, но далеко не все. Подчеркну, что это только начало работы. Я уже неоднократно говорил о необходимости ревизии законодательства о Байкале. Тот же закон "О Байкале" носит рамочный характер, содержит массу отсылок на подзаконные акты — постановления правительства РФ и приказы министерств, которые не учитывают друг друга. Они не проходят процедуры утверждения Государственной Думой, Советом Федерации и подписания президентом. В свое время именно таким подзаконным актом были утверждены и границы водоохранной зоны, и мы получили то, о чем я говорил выше. Необходимо выявить и исключить противоречия в существующем массиве правовых актов, касающихся Байкала. Повторюсь, работа над охраной озера Байкал, равно как и охраной интересов людей, живущих на Байкале, не должна быть фрагментарной. Она должна быть планомерной, с привлечением регионов, с учетом их интересов и мнений", — сказал народный избранник.

Иного мнения придерживается депутат Николай Николаев. Парламентарий считает, что подобные решения развязывают руки нерадивым предпринимателям, владеющим незаконными туристическими базами на Байкале. Народный избранник выступает против того, чтобы водоохранная граница Байкала корректировались под интересы конкретных лиц, обращая внимание на то, что из изначального проекта ученых СО РАН были "вырезаны отдельные участки земли, отдельные дороги с выездом к берегу, территории некоторых ДНТ".

Николай Николаев
Николай Николаев

Депутат Государственной Думы, директор Центра ОНФ "Народная экспертиза"

Автор фото: Со страницы в Facebook

Размеры границ водоохранной зоны придумывали не идиоты. Для этого были все основания. И если бы они сегодня не нарушались, у нас не было бы столько проблем с экологической ситуацией вокруг Байкала. При том объеме незаконной предпринимательской деятельности, которая сейчас ведется на берегах Байкала, главными выгодоприобретателями от таких идей становятся те, против кого сейчас борется население Листвянки и Ольхона, — держатели незаконных гостиниц и турбаз, часто — граждане соседних государств. Это большой бизнес, поэтому вопросов становится еще больше

Позже накал страстей продолжился на площадке Государственной Думы, где прошло расширенное совещание "По вопросам корректировки границ водоохранной зоны озера Байкал" с участием представителей четырех комитетов парламента, межфракционной рабочей группы "Байкал", Минприроды РФ, Генеральной прокуратуры, науки, общественных организаций. В рамках совещания Николай Николаев еще раз подчеркнул однозначность своей позиции по этому вопросу. По его словам, нельзя назвать корректировкой водоохранной зоны ее сокращение в 10 раз.

"Это не корректировка. Это уменьшение в 10 раз водоохранной зоны. Мы должны исходить из того, что в населенных пунктах, где сейчас проживают люди, действительно есть серьезные сложности с точки зрения соблюдения тех или иных норм. Поэтому именно проект, который был подготовлен специалистами Института географии имени В. Б. Сочавы, рассматривался как возможность найти сбалансированное решение… Действительно этот проект базируется на серьезных научных исследованиях. Но анализ тех документов, которые сейчас вошли в правительство, в сравнении с тем проектом, который был распространен Институтом, разнятся" – заявил Николай Николаев.

Именно научную обоснованность и сбалансированность для всех сторон по вопросу водоохранной зоны Байкала предложил депутат Госдумы РФ Андрей Чернышев. Парламентарий обратил внимание на то, что сами жители прибрежных территорий видят проблему загрязнения, которая в большей степени связана с недобросовестностью коммерсантов, осуществляющих предпринимательскую деятельности в зоне Байкала и отсутствием, со стороны последних, заботы об экологии.

Андрей Чернышев
Андрей Чернышев

Депутат Государственной Думы

Автор фото: С сайта Заксобрания Иркутской области

Изменение или сохранение природоохранных границ безусловно важный вопрос, но жители Иркутской области и Республики Бурятия понимают еще один ключевой момент: нужно сказать "стоп" сбрасыванию в озеро загрязненных сточных вод. Необходимо лицензировать отдельные виды коммерческой деятельности в зоне Байкала. Тогда у нас будет понимание, какие организации добросовестно выполняют свою работу, а какие приносят больше вреда, чем пользы. Наш бизнес должен знать: нужно не только работать ради прибыли. Байкал – наше общее достояние и заботиться о здоровой экологической обстановке на его берегах мы тоже должны совместно

Депутат также добавил, что вопрос о том, сохранять границы водоохранной зоны в нынешнем виде или сокращать их, должен быть разрешен на базе взвешенных экологических изысканий, с опорой на обоснованные исследования и с учетом интересов местных жителей. Законодательство, касающееся "жемчужины" Сибири, должно работать на пользу следующим поколениям, а не ради сиюминутной выгоды.

В процесс спора по водоохранной зоне Байкала свою лепту внес ОНФ. По мнению эксперта Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Дмитрия Миронова, к определению водоохранной зоны озера Байкал необходимо подходить строго с научной точкой зрения, сохраняя баланс между правами граждан и защитой экологического состояния уникальной природной территории мирового значения.

"Понятно, что любое установление водоохранной зоны, особенно такого стратегически важного объекта как Байкал, должно основываться исключительно на научных расчетах. Это не может быть просто единая окружность с одинаковым расстоянием от береговой линии – будь то 100 км или 20 метров", — отметил Дмитрий Миронов.

Эксперт согласен с тем, что ВЗ Байкала нуждается в корректировке, поскольку десятки тысяч граждан не могут оформить свои земельные участки в собственность, серьезно ограничены в хозяйственной деятельности и при этом не имеют льготы. Дмитрий Миронов также рассказал о том, что важно подходить внимательно и взвешено к вопросу принятия решения, и отметил, что существует опасность, когда под видом заботы о местных жителях может осуществляться необоснованное сокращение водоохранной зоны до критических размеров.

Еще один специалист Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Маргарита Морозова акцентировала внимание на том, что решению применить дифференцированный подход к водоохранной зоне Байкала предшествовала глубокая экспертная работа ученых и общественности.

"После долгих дискуссий возобладала компромиссная и научно обоснованная точка зрения относительно границ водоохранной зоны Байкала. Безусловно, реализация на деле проекта, предложенного иркутским Институтом географии имени Сочавы, является большой победой", — резюмировала Маргарита Морозова.

В то же время Николай Николаев, ранее заявлявший, что проект ИГ СО РАН представляется взвешенным решением, основанным на серьезных научных исследованиях, теперь указывает на беспокойство относительно определения границ данным Институтом. Он считает, что "такое решение вызывает очень и очень большие вопросы". К сожалению, единой позиции у ведомств, депутатского корпуса и даже в рамках МРГ "Байкал" по вопросу ВЗ нет. Следовательно, политическая подоплека останется фактором, мешающим принятию взвешенного решения по вопросу водоохранной зоны Байкала. Стоит отметить, что, несмотря на противоположность взглядов политиков по столь важной теме, центральным и основным проектом, который уже взят за основу и в любом случае в той или иной форме сформирует границы ВЗ Великого озера, является документ Института географии СО РАН.

Слово ученым

Действующее распоряжение правительства по ВЗ Байкала, как уже отмечалось, было принято в 2015 году без каких-либо научных обоснований и корректировок. После того как жители стали массово жаловаться на то, что невозможно вести нормально хозяйственную деятельность и жить на территориях включенных в водоохранную зону Байкала, к решению проблем подключились региональные министерства и правительство, рассказала заведующая лабораторией гидрологии и климатологии Института географии им. В. Б. Сочавы СО РАН Ольга Гагаринова. Эксперт сообщила, что именно тогда вспомнили о проекте по водоохранной зоне, который разрабатывался еще в 2006 году.

"Нам предложили его доработать в связи с большими изменениями, произошедшими за эти годы в хозяйственной жизни региона и новыми возможностями науки (аэро-, фото— и космосъемка). В 2006 году подобная работа проводилась в основном на основе карт. В новом проекте добавились экспедиционные материалы, космоснимки, проведено тщательное исследование. Данный проект был направлен в министерство природных ресурсов РФ. В новом документе общая площадь водоохранной зоны сокращалась в 10 раз. В качестве основных критериев границы были взяты растительность, позиция склонов, почвенно-грунтовый состав, защищенность подземных вод, пологость и крутизна склонов и прочее. В основном граница идет по первым прибрежным хребтам, а отрицательные уклоны уже не входят в ВЗ, потому что нет прямого попадания загрязнителей в озеро", — рассказала Ольга Гагаринова.

Каждой территории был уделен индивидуальный подход, а особое внимание — Слюдянке и Байкальску, где располагались вредные производства. Специалист объяснила одну из причин, по которой большинство населенных пунктов остались в границе ВЗ, – высокую селеопасность. Любое сведение лесов вблизи населенных пунктов, строительство перед крутыми склонами приведут к интенсификации геоморфологических процессов.

"Для каждого населенного пункта должен быть предусмотрен отдельный проект функционального (водоохранного) зонирования, где различные участки населенного пункта будут иметь свои ограничения по ведению хозяйственной деятельности. Какие-то, наоборот, находятся в благоприятных природных условиях: хорошие водоупоры, загрязнения не попадают в почву, работает ливневая канализация, отлажена инфраструктура. В таким местах производство может существовать. Исключение населенных пунктов из водоохранной зоны Байкала приведет к увеличению антропогенной нагрузки на озеро Байкал и деградации экосистемы побережья и водоема. Когда мы предоставили проект по ВЗ Байкала в Минприроды РФ и те его одобрили, он был направлен в субъекты Федерации – Иркутскую область и Республику Бурятия – на согласование. Регионы поддержали часть проекта, касающуюся межселенных территорий, но критически восприняли подход в отношении населенных пунктов, мотивируя это фразой: "Как в таких условиях развиваться?" И предложили вынести все населенные пункты из этой зоны. В итоге после корректировки, которая была проведена по инициативе регионов, проект, находящийся на рассмотрении правительства, стал компромиссным. В нем природная часть осталось в той форме, в которой предложили мы (максимальное удаление водоохранной зоны от берега – 4 км), а действие ВЗ в населенных пунктах — то, как предложили субъекты (200 метров от среза воды). Населенные пункты были выведены из ВЗ Байкала, и в таком формате проект ушел на утверждение в правительство РФ", — заявила Ольга Гагаринова.

Эксперт также добавила, что в том варианте, который был предложен изначально Институтом географии СО РАН, 91 населенный пункт попадал в ВЗ (против нынешних 159-ти). При этом разговоры о том, что людям невозможно будет жить на этих территориях, выглядят странными. Поскольку ВЗ по проекту была сильно сокращена, и, например, размещение кладбища или места вывоза отходов за водоохранной зоной (например, на расстоянии 1 км) вполне реально и не создает особых трудностей для населения. Специалист подчеркнула, что для муниципалитетов, попадающих в ВЗ, Водный кодекс РФ предусматривает обязательное наличие ливневой канализации, набережных с парапетами, забетонированными и препятствующими поступлению сточных вод в озеро, закрытый доступ к берегу (чего в наших населенных пунктов нет). Яркий пример всевозможного нарушения природоохранного и экологического законодательства происходит в Листвянке.

Неоднократно жители поселка и общественники жаловались в прокуратуру из-за массовой застройки вдоль береговой линии Байкала, где в черте водоохранной зоны происходит вскрытие горных пород. Как отметила помощник руководителя Байкальского управления Росприроднадзора по Иркутской области Ирина Шушакова, пробелы в законодательстве не позволяют вмешаться в индивидуальное жилое строительство, под видом которого и ведется стройка. В этом случае застройщику не требуется, по закону, государственная экологическая экспертиза. Если собственник захочет перевести жилье в разряд коммерческой недвижимости, то ему не помешает экологическое законодательство, поскольку перевод земель из одного вида использования в другой осуществляется органами местного самоуправления без согласования с природоохранными ведомствами.

Подобные факты возникают уже не первый раз и особенно часты случаи в поселке Листвянка. Жители одной из улиц пожаловались 8 октября 2017 года в администрацию населенного пункта на обмеление колодца в связи с деятельностью гостиницы для китайцев. В официальном ответе главы Листвянки Александра Шамсудинова говорится о том, что участок, на котором расположена гостиница, находится на землях населенных пунктов под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС). Однако при осмотре территории работниками администрации было установлено, что на участке, кроме жилого дома, имеются вспомогательные постройки, которые летом используются для приема китайских туристов. Таким образом, власти Листвянского МО подтвердили, что знают о деятельности гостиниц для граждан КНР на землях, предназначенных под индивидуальное жилое строительство на берегу Байкала.

25 декабря 2017 года жители улицы направили заявление с вышеперечисленными фактами в прокуратуру Иркутской области с просьбой провести проверку по ним и подать иск в суд, дабы защитить интересы людей и снести самовольные, по мнению граждан, гостиничные постройки. Копия заявления направлена губернатору региона Сергею Левченко, а также в администрацию президента.

В беседе с корр. ИА IrkutskMedia Ольга Гагаринова подчеркнула, что проведенный анализ данных об экологической обстановке на Байкале и оценка возможного негативного влияния на озеро свидетельствуют о том, что предложенный институтом проект определил оптимальную зону и условия, при которых будут минимизировано влияние на озеро и на ведение хозяйственной деятельности жителями населенных пунктов попавших в ВЗ. Специалист считает, что спроектированная граница водоохранной зоны не навредит экологии славного моря.

— Госдума поддержала наш вариант водоохранной зоны Байкала. Максимальное отступление, предусмотренное исследованием, устанавливается в 4 км, минимальное – 500 метров. Это научно обосновано с позиции исследования попадания загрязнителей в водоем. Нынешняя граница ВЗ была сделана, как мне кажется, в расчете на удобство ее отождествления с Центральной экологической зоной. Когда разрабатывалась граница ВЗ Байкала, уже существовала ЦЭЗ, которая была нанесена на карту и внесена в реестр. И самым простым был вариант сравнять границы. Причем даже в Госдуме природоохранная прокуратура высказалась, что ей было бы удобно, если бы граница ВЗ сохранилась в границах ЦЭЗ. А если будет проект с новыми границами, то нужно будет проводить мероприятия по нанесению координат, их согласованию, внесению данных в реестр и так далее. Я считаю, что такая мера не повредит Байкалу. Этого будет достаточно. Нет смысла увеличивать ограничения, захватывать излишние территории, которые не влияют на озеро. Мы постарались подойти к этому вопросу оптимально: сохранить экосистему озера и возможность на примыкающих территориях жить людям, — рассказала Ольга Гагаринова.

Наука сказала свое слово, и это компромисс. Условия, при которых акватория Байкала не пострадает от действий человека, его промышленной и туристической деятельности. В то же время может жить на этих территориях и население, которое оказалось в "заложниках" законодательных норм, установленных без научного и объективного исследования.

Зарубежный опыт

Понятие водоохранная зона существует не только в России. Бережное отношение к водным ресурсам появилось еще в древние времена как составная часть успешности развития сельского хозяйства. Специальные законодательные акты, регулирующие вопросы пользования водоемами стали применяться в европейских странах еще раньше, чем в СССР. В 19 веке в ряде европейских государств были приняты специальные водные законы. А в 20 веке технический прогресс, дальнейшее развитие водного хозяйства привели к созданию самостоятельной отрасли водного права.

Современное водоохранное законодательство во многих странах мира не имеет стандартизированного подхода, и не каждое государство использует жесткие, императивные меры, писал все тот же Айдар Сатдаров. В частности, в Белоруссии водоохранные зоны выделяются не только с учетом природных условий, но и характера антропогенной нагрузки и границ запретных полос леса. Там же устанавливается жесткое разграничение между населенными пунктами и межселенными территориями. При этом критерием для выделения ВЗ озер является площадь зеркала акватории. В Азербайджане определена минимальная ширина водоохранной зоны устанавливается от истоков рек и принимается по отдельным частям водотоков. На Украине границы водоохранных зон устанавливаются с учетом рельефа местности, затопления, подтопления, интенсивности берегоразрушения, конструкции инженерной защиты берега, целевого назначения земель, входящих в состав водоохранной зоны. Напротив, в Молдавии специально прописана ширина водоохранной зоны ключевых рек Днепра, Прут и Дунай – не менее 1 км.

Во многих странах дальнего зарубежья законодательство вовсе не прописывает обязательные требования по установлению подобных водоохранных границ, за редким исключением. Похожие границы наблюдаются в законодательстве некоторых стран, располагающих морским побережьем, а также в межгосударственных соглашениях. Например, в США, Турции, Новой Зеландии, прибрежных странах Западной Европы встречаются понятия "прибрежная зона", "береговая полоса" и так далее. При этом стоит заметить, что в законодательстве зарубежных стран охранным зонам остальных водоемов и водотоков уделяют меньшее внимание. Первоочередную роль там играют природоохранные мероприятия, связанные с очисткой водных объектов. Практически все они направлены на водоемы и водотоки, имеющие особо ценное значение. К подобным акваториям в большинстве случаев относятся водохранилища, являющиеся основными источниками питьевой воды во многих странах, водоемы и водотоки, на которых действует особо охраняемый режим (зоны охраны биологических видов, экономически значимые области и прочее).

В каждом конкретном случае в авторских заключениях не только определяются границы охранных зон с учетом всех природно-антропогенных факторов среды, но и предлагаются определенные природоохранные мероприятия по защите водных объектов, подчеркивает Айдар Сатдаров. Таким образом, благодаря хорошо развитой превентивной экологической политике, а также повсеместному соблюдению населением экологических норм и правил (даже тех, которые носят рекомендательный характер) подобные природоохранные мероприятия очень неплохо работают в странах Европы (особенно Западной), а также в Северной Америке и в большинстве других развитых стран мира. Подобное развитие природоохранной политики дает государственным органам возможность практически не прописывать жесткие требования в законодательной системе страны (в отличие от стран постсоветского пространства и РФ), устанавливая относительно лояльные правила пользования прибрежной территории водных объектов.

Подводя итоги

Подходы и практика установления границ водоохранной зоны во многих случаях имеет индивидуальный подход. Стоит обратить внимание на страны Европы и Северной Америки, в которых законодательство в части охраны окружающей среды (и экологии в целом) можно считать прогрессивным. В частности, лояльный подход к ограничению хозяйственной деятельности на охраняемых территориях сопряжен с развитой природоохранной политикой государств. Практика показывает, что принцип "не навреди" лучше коррелируется с экологией, чем принцип "запретить и наказать". Жесткие запретительные меры без должных экологических и природоохранных мероприятий обречены на провал. Человек (волею судьбы живущий на территории, попавшей в водоохранную зону), которого ограничивают в возможности осуществлять обычную (в разумных границах) хозяйственную деятельность под предлогом заботы об экологии, сможет нормально жить.

Поэтому научный подход в этом вопросе должен стать решающим аргументом при определении границ водоохранной зоны Байкала. Научный руководитель ИНЦ СО РАН Игорь Бычков заверил, что проект Иркутского научного сообщества гарантирует сохранение целевых функций великого озера. Академик подчеркнул, что важно грамотно подойти к вопросу выделения функциональных зон для населенных пунктов попадающих в ВЗ.

"Проведение границы водоохранной зоны согласно методике Института географии имени Сочавы СО РАН гарантирует, что существенное сокращение площади водоохранной зоны Байкала не затруднит выполнение ее целевых функций. Для населенных пунктов и территорий муниципальных образований в точках расположения объектов инфраструктуры, расположенных в границах водоохранной зоны озера Байкал, вопрос выделения функциональных зон должен решаться в индивидуальном порядке на основе природных условий и особенностей хозяйственного развития. Критически важно учесть соблюдение этого пункта при изменении границ водоохранной зоны и провести дополнительные научные исследования, если потребуется", — резюмировал Игорь Бычков.

Забота об окружающей среде, водоемах, экологии как таковой – важнейшая задача в политике любого государства. Но здесь важно не упустить из виду население, которое не должно стать заложниками "экологического шовинизма". Только продуманная политика и взвешенный научный подход смогут поставить точку в уже излишне политизированной теме.

Редакция ИА IrkutskMedia попыталась раскрыть одну из многочисленных и противоречивых тем, связанных с экологией Байкала. Однако остается еще много не менее серьезных и щекотливых вопросов, касающихся падения уровня воды в озере, проблем биоресурсов и иного антропогенного влияния на жемчужину Восточной Сибири. К сожалению, фактически все эти темы поднимаются благодаря политической повестке, которая, как удалось выяснить, не всегда полезна в решении таких проблем.

15.03.2018

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia