Политика. 15 мая, 16:15
Наталья Зубаревич. Фото: Предоставлено "Клубом публичной политики"

Три дела Натальи Зубаревич: Профессор МГУ прокомментировала стратегию развития Приангарья

"Клуб публичной политики" организовал первый форум с привлечением федерального эксперта

15 мая, IrkutskMedia. Доктор географических наук, профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич посетила первый форум "Клуба публичной политики" в субботу, 13 мая, в Иркутске. В начале выступления эксперт сказала, что намерена сделать три дела — показать то, на что власти региона влиять не могут, дать оценку экономике Иркутской области и представить пути решения проблем. Наталья Зубаревич выступила с критикой стратегии социально-экономического развития, однако отметила сильные стороны региона, которые нельзя игнорировать. Об этом сообщает ИА IrkutskMedia.

Три дела Натальи Зубаревич

— Я должна сделать три дела. Первое — показать то, на что мы влиять не можем. Просто отметить рамки, в которые надо встраиваться. Второе — показать то, что происходит в регионе и дать оценку. Третье — показать, как я вижу, что можно сделать с учетом тех конкурентных преимуществ, которыми обладает Иркутская область. Мое первое базовое заявление: "Вы, конечно, очень хорошие, но у вас точно нет всего". Нет мест, где есть все. И чем больше вы себя нахваливаете, тем менее адекватные решения принимаете. На мир нужно смотреть открытыми глазами.

Про "хотелки"

— Вы можете хотеть что угодно, но жизнь устроена так, что развивается только то, что может развиваться. Если условий для развития нет, хоть застрелитесь, напишите хоть 20 программ — воз будет и ныне там. Советский Союз закончился, плановой экономики по "хотелкам" больше нет. Бизнес пойдет туда, где получит отдачу. И я вас уверяю, что в машиностроении Иркутской области он большой отдачи не увидит. "Иркут" остался с советским времен, и сейчас такой завод бы никто не поставил.

Про конкурентность

— Конкурентные преимущества России и Иркутской области. Первое, что у нас никто не отнимет, — природные ресурсы. Второе — мы страна чудовищных размеров, в которых очень мало крупных городов. В России их всего 1,1 тысячи. Если есть крупный город, то в него нужно инвестировать, потому что это моторчик, который тащит за собой экономику. Можно скажу коротко и жестко: "Никаких преимуществ географического положения у Иркутской области нет". Это чудовищная головная боль, огромное расстояние от центра и удорожание всего. Ваше реальное преимущество — активная политическая жизнь. Благодаря ей вас еще катком не раскатали. Есть конкуренция и разные группы интересов — это порождает, как правило, лучшие экономические решения. В остальном вы живете по федеральным правилам. Попросите на губернаторство Валентину Матвиенко, может она сможет договориться.

Про миграцию

— Я в этом смысле люблю Красноярск. Они вечно причитали: "Как же так?! Мы учим ребят, а четверть из них уезжает в другие регионы. Надо остановить миграционный отток". Останавливайте! Ставьте заградотряды. Если в регионе нет качественных рабочих мест, человек уезжает туда, где лучше. Пока стоимость жизни и качество инфраструктуры не компенсируется повышенной зарплатой, люди будут уезжать. Люди рациональны, они не соответствуют решениям партии и правительства. Можно ли поменять этот тренд? Нет! Динамику миграции — да. Чтобы сделать плюсовую миграцию, нужно концентрировать население региона в крупном городе, с основанием дополнительных высокооплачиваемых рабочих мест. То, что вы хотите в стратегии, невыполнимо.

Про экономику

— Наверное, в Иркутской области есть все, как в Греции, но давайте разбираться по-честному. Что такое экономика Иркутской области начиная с Говорина? Это колониальная экономика, по которой все вывозилось и не фиксировалась прибыль. Начался вывоз капитала. Не надо играть на стороне одной команды, за это приходится платить всему региону. Внятный глава региона — губернатор-арбитр, который держит группу игроков и отслеживает правила. Вы и Томская область — два региона, которые получают намного меньше, чем могут. В 1999 году у вас был реально развитый регион, в 2008 вы грохнулись относительно душевого среднероссийского.

Про привлекательность

— Кого любят инвесторы? Нефтегазодобытчиков. Кого инвестор не видит? Депрессивные регионы, которые когда-то были промышленными. Когда-то во всю урчал химико-фармацевтический комплекс советского изготовления, а потом оказалось, что в этой экономике Усолье-Сибирское никому не нужно. У вас с инвестиционной привлекательностью не все так плохо, но среднероссийского уровня вы не достигли. В 2015 году вся Сибирь имела 9% инвестиций из всей массы в стране. В Иркутской области — 1,5%. Куда идет инвестор? Бизнес идет туда, где видит прибыль — в нефтегазе и крупнейших агломерациях. Туда идет четверть инвестиций в РФ. Можете сколько угодно петь о привлекательности обрабатывающей промышленности для бизнеса, но нужно смотреть на реальную жизнь.

Про географию

— На юге легче: там плотность населения выше, а удельные издержки для предпринимателя ниже. Шанс получить больше развития МП все-таки выше. Уровень занятости в малом предпринимательстве выше в крупных региональных городах. Создать малое предприятие в каком-нибудь Киренске очень тяжело, в Ангарске — полегче, в Иркутске — еще легче. Когда вы выбираете направление главного удара, бейте туда, где отдача точно будет.

Про безработицу

— При прочих равных условиях, в Сибири уровень безработицы всегда выше. Понятно, что не так плохо, как в Ингушетии, но все же. На кризис реагируют не ростом безработицы, а уходом в "неформал", неполной занятостью и снижением оплаты труда. Теперь всегда будет повышенный уровень безработицы. Логика проста: гигантские расстояния между городами, трудность трудовых миграций, оседающее, как в гетто, население. Я бы не про заводы на вашем месте думала, а о том, есть ли трудовые ресурсы, которые могут встроиться в работу вахтовиков для тех мест, где строится труба. Там легче.

Про людей

— Мы в очередном кризисе по доходам населения, и это кризис серьезный. Доходы дико падали в 90-х, потом был дефолт, мягкий кризис, и сейчас пошло опять. Меня поразило, что в стратегии этого вообще нет. Вроде как мы живем хорошо, а будет еще лучше. Мы сейчас начинаем с более низкого плато в части структуры потребления, стиля жизни и запросов населения. Мы упали на 10%. Это уже другая страна, у нас должны быть разные стратегии для людей с разным уровнем жизни. Мы — латиноамериканская страна, если судить по неравенству доходов. Мы сами пришли в это состояние. Когда вы делаете стратегию вы должны понимать, что это даст людям, которые живут хуже советского уровня жизни. Вставьте хоть что-нибудь. Иркутская область и Республика Бурятия — это депрессивные территории. Это связано с повышенной алкоголизацией, плохими условиями жизни и худшей доступностью медицины. Стратегия, которая не говорит, что она будет делать с 40% населения, — маниловская.

Про бюджеты

— Меня просили проговорить про бюджеты. "Можно ли скоординировать усилия всех Сибирских регионов по улучшению бюджетных отношений с федеральным центром?" — я слезы роняла. Попытайтесь, а мы на вас посмотрим. После последних указаний Минфина РФ, о том, как будут выдаваться дотации на выравнивание, по-моему, все должны лечь на дно и накрыться тазиком. Требования роста инвестиций, например, как условие выдачи выравнивающей дотации, в стране где инвестиции тотально падают — приехали!

Про "кормление" страны

— Вы говорите, что вы кормите страну. Приведу цифры, чтобы вы больше не говорили, какие вы крутые. Крутых в России — три с половиной региона. Ханты-Мансийский автономный округ — до падения цен на нефть давал 28% всех доходов в бюджет страны. Ямало-Ненецкий — 10%. Москва — в разные годы 14-16%. Санкт-Петербург — 5%. Почти 60% всех налогов в федеральный бюджет дают четыре субъекта Федерации. Вы — как в песочнице с лопаткой. Некоторые регионы вообще не причем.

Про продовольственную безопасность

— Продовольственная безопасность — это идиотизм. Настоящая продовольственная безопасность состоит в том, что вы имеете открытые границы и нормальные торговые отношения. Этот термин означает тупейшую вещь, в экономике невозможную — вы все производите сами. Экономика выгоды в разделении труда, а это просто внеэкономическое патриотико-идиотическое понятие. В идеале продовольственная безопасность — это запас продовольствия, который есть в России на всякий случай.

Про социалку

— В плане бюджетной политики я с большим уважением отношусь к Иркутской области. Доля социальных расходов у вас очень велика. Уважаемые иркутяне, вы уже договорились, что будете суперсоциально-ориентированными и забьете на все остальное? Или вы просто не знаете, как подступиться к переформатированию социальных расходов? Порубили школы — не знаете, как давать школьную услугу, порубили здравоохранение — не знаете, куда девать этих бабулек. Вы сидите среди регионов, где социалка — главный расход. Пермский край, Хакассия, Челябинская, Свердловская области. Они тоже тратят на социалку, но там непопулярные губернаторы. Для управленца ответ прост — бояться.

Про соцзащиту

— За что люблю Иркутскую область — за конкуренцию, свободомыслие и умение принимать небанальные решения. Когда вся страна стремительным домкратом в год Думских выборов забила вверх на +10,5% расходов на соцзащиту. В Иркутской области подняли на 4%, очень аккуратно. Уважаю. Эта сфера очень плохо отрихтована, очень много дурных, неэффективных расходов и чудовищной распыленности.

Про города

— Мы хотим развивать города. Это те места, которые концентрируют лучшие человеческие ресурсы. Можно развивать город, не учитывая его интересов, только установками сверху? Нет. Доля трансфертов от крупных городов почти 58%. Это тебе дали деньги, сказали на что ты их потратишь, как оператор, и еще софинансируешь. Как можно развивать города в условиях крепостного финансового строя? Это наше родовое пятно, и оно зависит от региональных властей. Головой о Кремль биться не надо.

Напомним, советник президента РФ по региональной экономической интеграции Сергей Глазьев заслушал стратегию и отметил, что приехал в регион, чтобы помочь адаптировать стратегию под вектор развития государства. Также Сергей Глазьев подчеркнул, что видит перспективы развития Иркутской области, которая впоследствии может стать центром большого евразийского проекта.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Сергей Глазьев: Иркутская область может стать центром большого евразийского проекта

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia