Бизнес. 29 июня, 09:00
Секреты бизнеса

Четыре совета для бизнеса Иркутской области по работе с Китаем

Партнер "Пепеляев групп" Илья Болотнов рассказал о взаимодействии и выстраивании деловых отношений с китайскими инвесторами

29 июня, IrkutskMedia. Идеи развития бизнеса с Поднебесной постоянно беспокоят и интересуют предпринимателей Иркутской области. Обсуждение перспектив сотрудничества происходит на международном и региональном уровнях. В прошлом месяце состоялась презентация "Маньчжурской свободной экономической зоны взаимной торговли и туризма", на которой эксперты обсудили перспективы международного сотрудничества Иркутской области с Китаем, развития торговых и деловых отношений с Поднебесной, проблемы расширения географии продаж. При этом необходимо помнить и о том, что КНР всегда преследует свои национальные интересы в "байкальском вопросе". Партнер "Пепеляев групп" Илья Болотнов объяснил некоторые юридические и деловые особенности, с которыми предстоит столкнуться иркутским бизнесменам при выходе на китайский рынок или взаимодействии с предпринимателями из Поднебесной. ИА IrkutskMedia представляет четыре совета по работе с компаниями Китая.

Сейчас в России нет массовых проектов, которые были бы воплощены китайскими инвесторами. Еще не сложилось истории таких инвестиций, поэтому надежды на то, что Китай сходу будет готов инвестировать значительные средства в нашу экономику пока остаются исключительно надеждами. О технических и культурно-исторических сложностях взаимоотношений более подробно рассказал Илья Болотнов.

Языковой барьер

Крупный китайский бизнес – это предприятия с государственным участием. Большинство топ-менеджеров таких компаний не говорит по-английски.

В принципе, английский язык как средство коммуникации с китайскими инвесторами – зачастую бесполезен и на него не стоит рассчитывать, поскольку гораздо проще найти в Китае человека, говорящего по-русски или понимающего русский.

Здесь существуют некоторые исключения. Во-первых, на английском хорошо коммуницирует население Гонконга в силу исторических причин. Во-вторых, крупные консалтинговые и юридические фирмы Китая имеют работников с английским и американским образованием и говорящих на хорошем английском. Но это подразумевает уже опосредованное общение, то есть через третье лицо – консультанта.

Мессенджеры против email

Email как способ связи прочно вошел в нашу жизнь, и мы не мыслим жизни без него. Поэтому нам будет сложно смириться с тем, что бизнес общение в Китае не принято вести через email. Если вы напишите адрес электронной почты на английском менеджеру китайской компании, с которым вы только что познакомились, то ваше письмо гарантированно останется без ответа.

Китай привык общаться не так, как весь мир, а посредством своих собственных инструментов: Weibo вместо Facebook, Baidu вместо Google, WeChat вместо всего остального, включая различные email. Весь этот инструментарий активно используется и для бизнес-общения, а не только для личного.

Неопытность Китая в зарубежных инвестициях и наличие негативного опыта

Несмотря на все объемы китайской экономики, нет обширного опыта инвестиций Китая за рубеж. Отсутствует финансовые и операционные инструменты, например, хеджирования рисков, их ограничения и прочее. При этом накоплен опыт неуспеха применительно к России.

Стоит признать, что китайских инвесторов до недавнего времени не воспринимали в России как серьезных иностранных инвесторов. Одновременно, при наличии огромного торгового оборота между нашими странами, в отношениях конкретных предпринимателей зачастую есть элемент недоверия: как с китайской, так и с российской стороны (предположение, что обязательно обманут). Это стало следствием недобросовестного поведения со стороны торговцев с обеих сторон.

Мы видим, что китайские инвесторы знают очень мало о нашей правовой системе и фактически ничего не знают о практике работы в России с органами власти, судами, контрагентами, практически отсутствует понимание того, с чего начинать бизнес в нашей стране. При этом для китайцев неочевидна ценность юриста в проекте: инвесторы из Китая предпочитают решать вопросы по старинке, через чиновников, за юридическим советом приходят тогда, когда появляются очевидные и трудноразрешимые правовые проблемы. Зачастую такая практика приводит к крайне негативным последствиям на практике и не добавляет доверия и понимания в наши отношения.

С правой точки зрения, те ситуации, в которые иногда попадали китайские инвесторы, выглядели и печально, и курьезно. Так, китайский инвестор создал компанию в России, направил оборудование в Россию и лишь на российской таможне выяснил, что для применения льгот по уплате таможенных пошлин при вкладе оборудования в уставный капитал требовалось выполнить заранее целый ряд формальных процедур — и корпоративных, и таможенных. В другом случае китайский кредитор, которому было заложено недвижимое имущество, попросил консультации по вопросам обращения взыскания на заложенное имущество. При первоначальном анализе выяснилось, что должник давно ликвидирован, пройдя через процедуру банкротства, имущество распродано в результате конкурсного производства.

Китайский поставщик крупного оборудования для нефтегазовой отрасли заключил договор, в котором цена указана в рублях, а договор составлен полностью в пользу покупателя, баланс интересов сторон явно нарушен, и он не предусматривает возможности для пересмотра цены. А между тем после заключения договора сильно изменился курс российской валюты по отношению к другим мировым валютам. Российская практика в этих вопросах очень жесткая и не дает возможность пересматривать условия договора в случаях серьезных скачков курсов валют. Очевидно, что российский юрист данный договор не проверял на предмет учета интересов поставщика.

Поэтому, несмотря на теснейшие исторические связи и близкое соседство с Китаем, мы видим, что инвесторы из Китая готовы двигаться в Россию, но опасаются недобросовестности, то есть банального обмана и отсутствия действенной защиты от него. Вследствие этого китайские инвесторы предпочитают двигаться шаг за шагом, постепенно, от простого к сложному, давая задания по частям. Также видно, что они желают полностью контролировать все процессы. Например, посещать регистрирующие органы при регистрации юрлиц и представительств, увидеть объекты недвижимости и убедиться, что они реально существуют как возможные объекты для инвестиций.

Россия для Китая – рынок сбыта и сырьевой партнер

Вряд ли стоит ожидать "китайских денег" взамен западного финансирования, которое сейчас недоступно. Китайские инвесторы – не финансовые инвесторы. И Россия для Китая традиционно является, прежде всего, крупным рынком сбыта. Однако есть сферы и отрасли, которые, исходя из нашего опыта, явно интересуют китайских инвесторов и в которые инвесторы готовы вложиться, – это нефть, газ, уголь, водные ресурсы, земля (прежде всего, сельхозугодья), крупные инфраструктурные проекты (автодороги, порты, железные дороги, скоростные магистрали), электроэнергетика, недвижимость. Также они нередко выражают готовность самостоятельно заниматься строительством.

Основные трудности, которые отмечают китайские инвесторы, весьма традиционны: административные барьеры и сложность регулирования тех или иных аспектов. К этому относятся существующие в России миграционные правила, регулирующие привлечение иностранной рабочей силы, отчасти и нормы, регулирующие создание юридических лиц.

Перспективы экономического сотрудничества двух стран обширны. Однако представляется, что для успешной реализации такого сотрудничества необходимо последовательное движение навстречу друг другу. Для России – это движение в сторону дальнейшего упрощения административных процедур, создания комфортных условий для инвесторов с понятным и предсказуемым регулированием. Для китайских инвесторов – отход от "традиционных" способов "решения" вопросов, уяснение нашего регулирования, которое вполне позволяет иностранным инвесторам уже сейчас успешно делать бизнес в России.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia