Политика. 21 ноября, 15:00
Депутат Думы Иркутска Юрий Коренев: Главное в работе - последовательность и настойчивость. Фото: Виктор Лучкин, ИА IrkutskMedia

Депутат Думы Иркутска Юрий Коренев: Главное в работе - последовательность и настойчивость

Народный избранник рассказал корр. ИА IrkutskMedia о карьере, изменениях во власти города за 16 лет и своих жизненных принципах

Секрет эффективной работы в Думе Иркутска — последовательность и настойчивость, заявил депутат по округу №21 Юрий Коренев в интервью корр. ИА IrkutskMedia. Он рассказал о своем 16-летнем опыте работы в представительном органе, об изменениях, которые коснулись как его территории, так и всего города.

— Юрий Диомидович, расскажите для начала о себе. Где родились, учились, работали? Как попали в депутатский корпус и пришли в политику?

— Родился в Иркутске. Окончил медицинский институт, где защитил кандидатскую диссертацию. Потом работал преподавателем на кафедре госпитальной терапии под руководством академика Седова, у которого я был последним аспирантом перед его переездом в Красноярск (Седов Константин Рафаилович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии Иркутского государственного медицинского института, действительный член РАМН СССР, лауреат государственной премии СССР, участник Великой Отечественной войны — прим. ред.). После того как началась эпоха перестройки стали возникать новые экономические отношения. Главное – облегчилась задача создания новых структур. Была создана межведомственная лаборатория фитотерапии под руководством известного травника В.В. Телятьева (Телятьев Виктор Васильевич — российский ученый, фитотерапевт, кандидат биологических наук. Автор справочника "Полезные растения Центральной Сибири" — прим. ред.). Я был знаком с ним и он предложил мне стать заместителем руководителя лаборатории в Восточно-Сибирском отделении Академии Медицинских Наук СССР. К тому времени я имел опыт клинической работы и понимал, что не все болезни можно вылечить только травами. Необходимо использовать и другие методы лечения.

— Почему вы пришли к такому выводу?

— По моему мнению, 80% тех, кто обращается в поликлинику, не нуждаются в лекарственной помощи. Им нужно доброе слово. После одного года работы в лаборатории я с группой единомышленников решил создать центр нетрадиционной медицины, который специализировался бы на тех методах, которые широко не применялись тогда в общепринятой медицине, но были очень эффективными. В то время многие не слышали про мануальную терапию, психотерапию. Мы стали применять комплексно фитотерапию, психотерапию, иглорефлексотерапию, массаж, косметологию с использованием средств народной медицины. Популярность пришла быстро. Стали оказывать услуги практически по всей России: в Краснодарском крае, Санкт-Петербурге, Новокузнецке, в Якутской республике (тогда еще СССР). 1992 год практически все свел на нет, но не нас. К тому времени у нас был богатый опыт. Стали крупнейшим производителем лекарственных средств из трав в Восточной Сибири. Мы видоизменялись. По требованиям Минздрава нам все время нужно было большое количество помещений, которые мы арендовали. Постоянно подстраивались под меняющиеся условия. В начале 90-х сложно было брать кредиты из-за больших процентных ставок, а работа у нас носила сезонный характер. Травы должны были закупать летом, а производить и продавать — с осени до весны. У нас постоянно были перебои с оборотными средствами. В итоге перешли на девелоперский бизнес. Мы по конкурсу мэрии приобрели разрушенное здание, которое 10 лет простаивало без охраны. Это была бывшая детская инфекционная больница.

То самое здание

То самое здание. Фото: Виктор Лучкин, ИА IrkutskMedia

У здания, которое мы получили, отсутствовали какие-либо коммуникации, местные жители разобрали забор и сделали территорию бывшей больницы центральной свалкой мусора. Пришлось работать с самого начала засучив рукава. Мы начали восстанавливать помещения, привозить стройматериалы. Ко мне стали обращаться руководители близлежащих детских садов и школ. Они узнали, что мы занимаемся производством лекарственных средств из трав и попросили о помощи. У каждого детсада был свой фитобар. Таким образом, мы установили дружеские отношения. После ремонта переехали и наладили производство. Буквально через полтора года объявили выборы депутатов городской Думы. Я, может быть, и проигнорировал бы их, но когда впервые заехал в Куйбышевский район, стал непосредственно здесь находиться, меня поразила разруха вокруг, особенно свалки. Мусор с территории никто не вывозил. Кроме того, отсутствовало уличное освещение. Дороги были разбитыми, даже магистральные по улицам Рабочего Штаба, Шевцова, Баррикад и Радищева. Конечно, там отмечалось отсутствие занятости населения, спортивных городков и детских площадок.

— Как такое могло быть?

— Мне тоже было это непонятно. И тут руководство детских садов предложило мне участвовать в выборах. Они увидели реальную помощь. Раньше они знали своих депутатов только по поздравлениям на открытках. Я как гражданин решил поучаствовать, хотел понять ситуацию, разобраться в ней. Тогда я был уже более-менее самодостаточным и не нуждался в депутатском мандате, чтобы получать дополнительные блага. Хотел отстаивать интересы людей. Мне удалось обойти действующего депутата и еще пять других кандидатов. С 2000 года я нахожусь в Думе.

— Что изменилось с тех пор?

— Тогда было 15 депутатов. Все Правобережье Ушаковки было моим округом: Предместье Рабочее, Радищево, Марата, микрорайоны Топкинский, Зеленый, Искра. Денег было мало, поэтому мне приходилось дробить и распределять средства на громаднейшую территорию, чтобы любой человек в каждом районе чувствовал изменения. Но главное – мне удалось в течение двух лет добиться ремонта основных дорог — на улицах Рабочего Штаба, Баррикад, Шевцова, в предместье Радищева. Еще через два года – освещение этих объектов. Люди заметили, что начались изменения. И на выборах в 2004 году мне не пришлось особо агитировать, хотя конкуренция была жесткая.

— Вы сказали, что весь берег Ушаковки раньше был вашим округом, но теперь ведь это не так?

— Да. В 2004 году у меня остались микрорайоны Зеленый, Топкинский, Искра и верхняя часть Радищева. Таким мой округ был восемь лет, а в 2014 году он опять изменился. Теперь мне передали все предместье Радищева и верхнюю часть Марата. Я вложил много сил и добивался многого для микрорайона Зеленого или Искры, но когда мне передали нынешние территории, я столкнулся снова с началом "нулевых". Как будто на эту территорию никто не приходил, не велась там работа. Население было негативно настроено к власти и никому не верило. Нет дорог, нет освещения. В моем же округе почти все дороги были построены, освещены, стояли детские городки, а здесь – ноль. Кстати, агитировать мне было достаточно легко. Я просто спрашивал: "Вы были ли в верхней части Радищева? Хотите так же?" За три года администрация города по моей инициативе полностью или частично отремонтировала около 20-ти дорог, установила свыше 10-ти детских городков в частном секторе, сделала освещение.

— Вы – один из самых опытных депутатов в этом созыве. Работали при мэрах Владимире Якубовском, Викторе Кондрашове и Дмитрии Бердникове. Есть ощутимые изменения? Зависит ли управление городом от личности мэра?

— Конечно, зависит. Каждый мэр имеет свои особенности, ведет определенную политику в силу мировоззрения и приоритетов. Возможно, ориентируется на своих советников. Допустим, когда мэром стал Виктор Кондрашов, он сказал: "Вы, депутаты, меня не тревожьте. Я сделаю так, что город будет самодостаточным. Мы пока не будем делать дороги, улучшать общественный транспорт. Мы сейчас сделаем бизнес-модель". Естественно, я категорически возражал. У нас другие задачи — повысить комфортность проживания каждого человека. Нам нужен город красивый и уютный. В 2016 году было отремонтировано более 30 скверов, а в 2017-м — много дорог. Я считаю, что это благодаря личному участию мэра Дмитрия Бердникова, который пытается разрушить эти коррумпированные сферы.

— Статус депутата в эти годы изменился? Не стало ли меньше влияние?

— Я уже сказал, что первый раз был депутатом, когда в Думе сидело 15 человек. Представьте, среди них я имел одно мнение, а 14 были против него. Когда рассматривали бюджет при администрации Якубовского, по Уставу города, мэр мог распоряжаться средствами, которые были свыше запланированной доходной части бюджета. Я был изгоем, критиковал, отстаивал казну, но 14 депутатов были зависимы от мэра. Иногда я сомневался, правильно ли я делаю, потому что каждый депутат после моего выступления считал необходимым сказать, что я не прав. Вторая Дума была уже более разбавлена представителями бизнеса. Первая Дума и нынешняя – это небо и земля. Сейчас депутаты имеют возможность свободно высказывать свое мнение, оно учитывается администрацией при планировании и проведении различных мероприятий в городе. Совместно мы обсуждаем благоустройство, ремонт различных объектов, внесение изменений в решения прежних созывов Думы, чтобы адаптировать нормативные акты к современным реалиям жизни. Дума радикально изменилась в положительную сторону за счет личностей.

— Вас знают как депутата, умеющего добиваться ответа на свои вопросы. Такая настойчивость действительно необходима?

— Здесь нельзя так просто ответить. Задача депутата – донести до исполнительной власти проблемы жителей, актуализировать проблему. Когда меня избрали депутатом, я убедился, что чиновникам сложно было даже представить, как живут люди, потому что они в моем округе никогда не были. Если человек никогда этого не видел, как он может об этом заботиться? В то время я пытался пригласить чиновников вечером в Куйбышевский район, где высокий уровень преступности. А почему? Потому что темно. Спрашиваю: "Вы ходили по местам, где все вокруг помойка?" Они не ходили. Сейчас ситуация меняется. Для мэра Дмитрия Бердникова не составляет труда в выходной день, например, совершить рабочий выезд по городу, посмотреть, как в действительности обстоят дела, дать своим подчиненным поручения. Это позитивная тенденция. А споры на заседаниях — это попытка объективно разобраться в ситуации, чтобы решить все эти вопросы с максимальной пользой для иркутян.

— Какие у депутата есть рычаги воздействия на ситуацию?

— Первый способ – можно просто переговорить. Второй – письменно обратиться в тот или иной комитет и получить ответ. Если он тебя устраивает – ладно. Если ответ носит философский характер, выносишь вопрос на комиссию. Если и это не помогает, тогда вопрос выносится на депутатские слушания, где уже присутствует мэр и председатели комитетов. Это как раз тот уровень, где они все вместе пересекаются и могут перекрестно отвечать на заданные вопросы. Тогда возникает решение. Если даже и это не помогает, то нужно уже идти к мэру и просить его выезжать на место.

— Вы часто поднимаете тему возвращения исторических названий улицам Иркутска. Расскажите, почему этот вопрос вас так волнует.

— Не совсем историческое название. Просто по переименованию или наименованию улиц. Мой округ официально имеет 103 улицы частного сектора. Неофициально – около 140. Некоторые улицы дублируются. Например, улица Пшеничная падь, или Хомутовская. Она идет, потом прерывается другой улицей, потом доходит до Шевцова. Я прошу именно об упорядочении названий улиц. И кое-чего мне удалось добиться. Вопрос непростой. Он возник для меня три года назад, когда я стал обходить свой изменившийся округ и столкнулся с тем, что многие улицы носят одно и то же название. Причем дом №91 может быть рядом с домом №2. Скорая помощь или пожарная могут запутаться. Я проработал вопросы с населением. Они согласились, что путаница действительно есть. Прецедент в Иркутске создали на улице Чудотворская. Там были определенные провалы в плане организации, но это позволило уточнить, какие действительно возникают проблемы. Выяснилось, что правовые документы на частные владения можно не менять.

Округ Юрия Коренева

Округ Юрия Коренева. Фото: Виктор Лучкин, ИА IrkutskMedia

Этот эксперимент оказался очень важным для нашего округа. Первая реакция чиновников на любое предложение – это невозможно. Потом – это никому не нужно. Мне приходится постоянно доказывать, приводить аргументы. Даже проводил анкетирование среди жителей. Сейчас уже все чиновники убедились, что это важно сделать. Комиссия по топонимике рассматривала вопрос, но меня не было на тот момент в Иркутске. Она приняла промежуточное решение: "Мы должны лично посмотреть". И увидели, что проблема есть. Для жителей очень важно, кто находится в комиссии. Я не ставлю под сомнение компетентность каждого члена комиссии. Почему комиссия не может избираться? Меня принципиально не брали, а других – по желанию. Почему другим можно, мне нет? Вопрос ведь по топонимике актуален не только для моего округа. У нас на комиссии по топонимике обсуждался микрорайон Падь Грязная, в котором три улицы. Было предложено наименовать эти улицы. Я говорю: "Может, начнем с того, чтобы переименовать саму Падь Грязную?". Даже звучит не совсем комфортно, отражается и на психологии: грязно живут, грязные дороги, грязная падь. Но я встретил противодействие членов этой комиссии. Говорят, что это название было рекомендовано предыдущей комиссией. Я считаю, что мы принимаем решение ради жителей, а не ради тех людей, которые когда-то работали в комиссии по топонимике. По переименованию улиц хочу сказать, что там сейчас идет конструктивная работа.

— В вашем округе две долгоиграющие темы – Маратовская развязка и кинотеатр "Марат". Как сейчас ведется работа?

— Я начну с того, что скажу: я с самого начала настаивал на том, чтобы не объединять информацию о Куйбышевском районе и Правобережном округе. Правобережный сейчас на слуху, там много проводится работ и вроде бы все хорошо. Но если отдельно взглянуть на Куйбышевский район, то обнаруживается, что там практически ничего нет – ни спортивных сооружений, ни культурно-досуговых, нет ни одного кинотеатра и детского сада. Большинство мероприятий реализуется ближе к центру города, но в Куйбышевском живут такие же иркутяне, и они тоже нуждаются во всех этих благах. К счастью, в последние годы отношение к этому вопросу изменилось.

Не могу сказать, что вопрос по кинотеатру "Марат" застопорился. Уже был выполнен проект по капитальному ремонту здания, чтобы туда переехала школа №9 из Топкинского. Когда проект находился на экспертизе, выяснилось, что он не проходит по сейсмоустойчивости: нужно девять баллов, а там оказалось восемь. Чтобы нарастить один балл, необходимы большие затраты. Тогда я предложил сделать культурно-досуговый центр. Выделили деньги на проект, но конкурс на работы до сих пор не разыграли. Уверен, в следующем году все решится.

— А что с Маратовской развязкой?

— При моем участии этот вопрос включили в список мероприятий, по которым можно было попросить софинансирования из федерального центра в рамках празднования 350-летия Иркутска. Когда начали отрабатывать этот перечень в министерствах, то пункт "Маратовская развязка" незаметно исчез. Но я смог добиться актуализации этой темы. Учитывая, что проект разрабатывался давно, были заложены старые строительные материалы. Сейчас уже появились современные технологии и материалы. Следовательно, потребовалась корректировка проекта. Другая проблема — деревянное историческое здание на углу улиц Баррикад и Рабочего Штаба, которое мешает организации развязки. С ним надо что-то решать – переносить или реставрировать и менять проект развязки или искать другие выходы. Сейчас я поднимаю этот вопрос раз в полгода. Нельзя забывать эту тему.

—У вас в округе были определенные проблемы с транспортом, которые решились.

— Если говорить в целом о транспорте, то мой округ наиболее обеспечен. Не пассажир ждет транспорта, а наоборот. Маршрутки постоянно стоят на остановочных пунктах, что в Радищева, что в Топкинском. Но в Радищева проблема остается: там ходит в основном коммерческий транспорт и только один муниципальный автобус №9. А бывает, что не выходит из-за поломки, ездит не по расписанию. По моему предложению график контролируют сами ветераны. В Радищева проживают в основном пожилые люди, которые могут пользоваться льготным проездом. Там появилась недавно еще одна проблема: я получил обращения от жителей садоводств, которые просят переместить конечную остановку на четыре км. Сейчас пожилые люди проходят это расстояние пешком. Администрация обещает до конца года решить эту проблему.

— В чем ваш персональный секрет эффективной работы?

— Последовательность и настойчивость.

Справка: КОРЕНЕВ Юрий Диомидович. Родился 15 мая 1958 года. Окончил Иркутский государственный медицинский институт по специальности "Лечебное дело" и Байкальский государственный университет экономики и права – "Юриспруденция". Кандидат медицинских наук. Дополнительное образование: Московская школа политических исследований, Иркутская школа публичной политики и Иркутская школа Гражданского общества. Опубликовал 15 научных трудов, автор двух изобретений, нескольких рационализаторских предложений. В 1990 году организовал и возглавил "Научно-производственный центр нетрадиционной медицины", один из первых в Советском Союзе комплексно применивший методы нетрадиционной медицины. С 2000 года по настоящее время является депутатом Думы Иркутска. С 2014 года — председатель комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству и транспорту, член комиссии по экономической политике и бюджету. Юрий Коренев — писатель и музыкант. Финалист международных литературных конкурсов: "Славянские традиции", "Белая скрижаль", "Новые имена". Лауреат Всесоюзного фестиваля самодеятельности, финалист второго городского конкурса караоке в 2010 году. Член правления иркутской областной федерации тхэквандо. Является инициатором и организатором многих спортивных соревнований и сам участвует в них.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia