Сергей Лузянин: До российско-китайского союза еще очень далеко

Директор Института Дальнего Востока РАН стал специальным гостем второго форума "Клуба публичной политики"

Доктор исторических наук, директор Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин стал гостем второго форума "Клуба публичной политики", который прошел накануне, 6 июня. Тема мероприятия: "Иркутская область в процессах международного сотрудничества: вызовы, реальность и возможности". Эксперт рассказал об основных экономических трендах, особенностях российско-китайских отношений и перспективах сотрудничества регионов Сибири и Дальнего Востока с Южной Кореей. Информационным партнером мероприятия выступило ИА IrkutskMedia.

О "повороте на Восток"

Совершенно очевидно, что в условиях ужесточения западных санкций все российские регионы, в хозяйственно-экономическом отношении, находятся в новом качественном состоянии внутренней перестройки макроэкономической структуры. Поворот на Восток начался задолго до санкций. Российско-китайские отношения начались с договора 2001 года. В этом договоре есть статья №9, она предусматривала взаимные консультации и другие меры, в случае угрозы одной из стран. В 2016 году Владимир Путин и Си Цзиньпин подписали совместное заявление по поддержанию стратегической безопасности и стабильности в мире. Что это? Это элемент сдержек, но не российско-китайский союз. В ближайшей перспективе ни та, ни другая сторона на это не пойдет. Гибкий формат партнерства позволяет сохранить элементы союзничества, при этом не связывать руки в отношениях с какой-либо третьей стороной.

Почему Китай?

Почему именно КНР сейчас фактор системного влияния? Китай состоялся как новая экономическая, не военно-стратегическая, сверхдержава. Китай, де-факто, существует как вторая экономика в мире. Нравится или не нравится вам Китай, это медицинский факт

О китайско-американских отношениях

Для России это и вызов и определенные возможности. Геополитически, для РФ очень тревожно воспринимать китайско-американский спор. Многие американские военные эксперты, в ходе своих сценариев и прогнозов, описывают именно китайско-американский военный конфликт. В основном морской. Ни одного российско-американского я не встречал. Один факт: дело в том, что в случае гипотетического военного конфликта Китая и США, 12 американских подводных лодок в Южно-Китайском море могут нанести одновременный удар (разгонное время — полторы минуты) и китайская система ПРО не сможет, по техническим параметрам, определить его и дать ответный залп. У России такая система ПРО есть, у Китая нет. В случае такого маневра США может одним махом уничтожить 300 объектов на территории КНР. Но экономически Китай и США — это взаимозависимая пара с оборотом в 600 млрд долларов, которая не может разорвать свои отношения.

"Один пояс-один путь"

Часть российских экспертов говорят, что "Один пояс — один путь" — это катастрофа, китайская экспансия, тоталитарная зависимость от КНР, и так далее. Есть другая точка зрения: китайских вызов есть, но Россия может его использовать. Последний подход более прагматичен. Россию в эту инициативу силком никто не тащит. Не хочешь — не надо, но место России в этом проекте успешно займет кто-нибудь другой. Эту инициативу надо поддержать потому что Россия сейчас изолирована от запада. Нам еще не хватало изоляции с востока.

О регионах

Российско-китайская торговля дала 4% роста в 2016 году. В 2014-2015 годах был провал. Сегодня общий товарооборот более 61 млрд долларов, но российский экспорт из этой массы только 28 млрд долларов. То есть, мы остаемся с отрицательным, пассивным сальдо. Если мы возьмем региональный уровень — субъекты СФО и ДФО, то там прослеживается положительное сальдо. Экспорт традиционный — лес, сырье и прочее. Специфика СФО: доля Китая очень любопытна. У Алтайского края доля Китайского рынка в товарообороте субъекта — 21%. У Забайкальского — 79% — самая высокая доля китайского рынка среди субъектов. У Иркутской области 41,4%. По моим данным, "иркутско-китайская" доля торговли составляет примерно 2,6 млрд рублей.

О Южной Корее

В Южной Корее, и в экономическом, и политическом плане формируется новый тренд в связи с приходом к власти нового президента и его команды. Рассматривается возможность прокладки газопровода из Сибири в Южную Корею. Либо через КНДР, либо по морю, но это нюансы. Совершено очевидно, что есть новый южнокорейский тренд и его нужно использовать. Нельзя зацикливаться на Китае. Инвестиционно, для Сибирских и Дальневосточных регионов, это очень важно. Восток рядом, он многолик и в чем-то опасен, но с ним надо сотрудничать.

Напомним, первый форум "Клуба публичной политики" посетила доктор географических наук, профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. В начале выступления эксперт сказала, что намерена сделать три дела — показать то, на что власти региона влиять не могут, дать оценку экономике Иркутской области и представить пути решения проблем. Наталья Зубаревич выступила с критикой стратегии социально-экономического развития, однако отметила сильные стороны региона, которые нельзя игнорировать.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Три дела Натальи Зубаревич: Профессор МГУ прокомментировала стратегию развития Приангарья

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia