Александр Пироженко: Качественное образование зависит от практических знаний

Директор "Академии знаний" рассказал о том, как его школьное увлечение экспериментами превратилось в образовательный центр
Занятие в "Академии знаний". Фото: из архива Александра Пироженко

Современным школам не хватает экспериментальных площадок и практики, считает директор образовательного центра "Академия знаний" Александр Пироженко. По его мнению, качественное образование можно получить только благодаря личному опыту и практическим занятиям. В интервью корр. ИА IrkutskMedia предприниматель рассказал, что школьное увлечение экспериментами стало толчком к созданию образовательного центра.

— Александр Юрьевич, как у вас возникла идея создания образовательного центра?

— Идея возникла на фоне дефицита наглядных и практических материалов, каких-то экспериментальных баз. Школы в этом плане пока не могут компенсировать детям экспериментальную и практическую базу по естественным научным дисциплинам. А для меня всегда было интересно изучать животный мир, делать что-то руками, проводить эксперименты. Когда я учился, я искал такие места, где можно этим заниматься. Во время учебы в университете мне пришла идея, что детям это нужно, интересно и они хотят знать больше. Сначала это была идея сайта, где планировалось размещать различные видеоматериалы, в которых что-то объясняется, показывается. И в октябре 2017 года запустился непосредственно сам центр. Мы набирали детей на групповые и индивидуальные занятия. Ребята приходили сюда как в музей. Кстати, были не только дети, но и родители. Так и была открыта наша академия.

— Если оценивать школьное и вузовское образование с точки зрения практики, насколько школа удовлетворяла вас, когда вы учились? Что с сегодняшними школьниками? Говорят ли они "Нас этому в школе не учат, у нас этого нет. Там неинтересно"?

— Касательно естествознания зачастую так и есть. Многие говорят, что в школах естествознание не развито. Тенденции к его развитию сейчас конечно есть. На это выделяются деньги, однако проблемы кадров и материальной базы достаточно большие. У нас детям очень интересно, потому что дома им этого не дадут, а школа тоже этого предоставить не может.

— Какой возраст у школьников, которые приходят к вам?

— В основном с седьмого класса. У кого уже идут такие предметы как химия, физика, биология. Но есть те, кто приходит заранее. Допустим, на летней школе есть пятиклассник, которому тоже интересно. У них еще нет химии или физики, соответственно, для него это будет что-то новое, что он может увидеть и дальше развиваться в этом направлении. Есть дети еще младше — 10-11 лет.

— Совсем маленьких детей приводят родители?

— Нет. Совсем с маленькими не работаем, поскольку наша цель другая, не развлекательная. Но к нам приходят также две группы по четыре человека, но у них модульное образование. Они в течение двух месяцев проходят один предмет, определенное время. Это не школьники, а дети, которые учатся на дому. Они не ходят в школу, а образование им дают родители – частное.

— Как вы осуществляете контроль знаний?

— Это проверка домашнего задания, и различные тестирования на входном и промежуточных этапах. Тему прошли, пишем тест или контрольную работу. Всегда есть практика, то есть, учащийся должен решить практическую задачу, что-то рассказать или показать, сделать эксперимент или решить экспериментальную задачу. Ну и написание контрольной работы. Если это дети, которые ходят на подготовку к экзаменам ОГЭ и ЕГЭ, то у них результатом является сдача соответствующих экзаменов.

— Если говорить о цели этого обучения, какова она? Только учить?

— Большее развитие. Расширить кругозор, увидеть практический результат. Если в школе ребенку просто говорят, что выпадает осадок зеленого цвета, то здесь он может увидеть на практике этот цвет. Зеленый же тоже бывает разным, много оттенков. И дети непосредственно все это видят.

— Никто не приходит и не говорит, что хочет в будущем стать биологом?

— Приходят. И говорят.

— Можно ли поставить образовательную сферу на коммерческие рельсы и иметь с этого доход? Дело, конечно, благое, но нужно и себя кормить.

— В принципе возможно, если делать все правильно. У меня пока получается. Потому что и дети, и родители заинтересованы. Мы работаем со многими научными центрами. С Ботаническим садом ИГУ, Сибирским институтом физиологии и биохимии растений СО РАН, несколькими кадрами ИГМУ, лимнологическим институтом СО РАН.

— Охотно сотрудничают?

— Да. В летней школе у нас три преподавателя из Лимнологического института. Достаточно много лекторов с биофака, из обсерватории ИГУ, Иркутского планетария. Люди тоже заинтересованы в заработке. Пусть и небольшом, но тем не менее.

— Как строился ваш бизнес? Где брали деньги на экспонаты и оборудование?

— В основном все было у меня дома. Пока я учился, покупал экспонаты частями. Идея возникла в течение последних двух лет. Мне просто было интересно узнавать новое, поэтому основную часть оборудования я купил сам для себя. Часть материалов по биологии сделаны мною собственноручно.

— Вы также занимаетесь подготовкой к ОГЭ и ЕГЭ. У нас в городе много образовательных центров, которые имеют московские корни или представительство в нескольких городах. У таких компаний серьезный отбор преподавателей и очень интересная система контроля. У вас получается в этом направлении вести бизнес?

— В принципе да. С кем-то мы конкурируем, с кем-то нет. Наш кадровый состав — все преподаватели из вузов. Все имеют ученую степень, являются экспертами в своей области. Плюс они практики, следовательно дают не только теорию. Ведь в той же химии есть задания, которые сделать без знания практики нереально. Они работают с детьми так, чтобы они видели, как это происходит. Что медь у нас красного цвета, алюминий серебристый и прочее. Кроме того мы сотрудничаем с тремя федеральными компаниями — школьная лига "РОСНАНО" (фонд инфраструктурных образовательных программ), образовательная площадка "Стэнфорд" (компания Е-Нано) и пытаемся работать с департаментом министерства образования. В последнем случае есть свои моменты и сложности.

— В чем заключается ваше сотрудничество с такими компаниями?

— Мы делаем для них специальные программы обучения. Например, в области естествознания, по образованию. Конкретно я для "РОСНАНО" делаю научные модули, которые представляют собой небольшую коробку, в которой находятся все необходимые материалы, методические руководства для преподавателя и ученика. Ученик спокойно и без учителя может открыть и сделать какой-то эксперимент. Типа набора юного химика.

— Как вы подбираете преподавательский состав?

— Особенность в том, что нам даже не приходится уговаривать преподавателей. Этим людям реально интересно работать со школьниками, особенно теми, кто действительно хочет чего-то достичь. Они заинтересованы в своей смене, в передаче знаний.

— Вопрос по организации учебного процесса. Как строится программа обучения? Есть ли сложности и консультируетесь ли вы где-то?

— Естественно, консультируемся. У той же школьной лиги есть научные консультанты, являющиеся внешними экспертами. Мы с ними постоянно поддерживаем связь. Вообще все обучение идет практически индивидуально. К нам записываются, говорят о своих желаниях по баллам в ЕГЭ. Здесь мы начинаем работать. Смотрим, кто из преподавателей готов взять. Какой день, какое время — это все индивидуально. На первом занятии они знакомятся, проводится вводное тестирование для выяснения уровня, чтобы знать с какого момента и какие знания нужно развивать, дополнять и так далее. Потом начинается подготовка.

— То есть нельзя так, что сдача ЕГЭ в начале июня, а родители со школьником приходят в феврале, и просят 90 баллов?

— Нет, мы берем с любого периода. Мы только смотрим на базу знаний учащегося. Он может прийти в апреле и сказать: "Я хочу 90 баллов". При этом допустим, на 70 баллов он пишет. Соответственно, добавить 20 баллов за два месяца – вполне адекватно. Приходят в начале года и те, кто хочет 90 баллов, но знаний ноль. Соответственно, ни о каких 90 баллах говорить не стоит. Работа ведется на договорной основе, где мы прописываем все моменты. Если ребенок не посещает часть занятий, то мы можем отказать в предоставлении услуг. Если он не ходит или не готовится к занятиям, то смысл обучения весь теряется.

— Меняется ли сейчас спрос на такие образовательные услуги?

— Меняется. В пользу таких центров как у нас. В Иркутске наш центр — единственный, который дает именно экспериментальную базу. У всех остальных центров, которые есть в городе, нет практики, нет оборудования. Там больше академические, теоретические знания. Как лекции. Когда к нам пришел преподаватель с биофака, и сказал, что у них в университете таких микроскопов нет, нам было очень приятно это слышать.

Со следующего года мы планируем работать с мединститутом. У них есть специальность "Медицинская биохимия", но есть проблема в материальной базе. На кафедре они не могут себе это позволить, потому что оборудование дорогое. У нас что-то вроде взаимного соглашения, что студенты (их всего-то несколько человек на курсе, примерно 15) будут приходить сюда и проводить практические занятия для ребят. Они согласны, поэтому будем реализовывать. Сейчас готовим для этого необходимые документы.

Справка: Образовательный центр "Академия знаний" специализируется на подготовке школьников к ЕГЭ и ОГЭ, делая упор на практические навыки. Каждый ученик сможет своими руками поставить любой эксперимент по химии, физике и биологии. А для студентов-медиков появилась исключительная возможность освоить практику по микробиологии, гистологии и анатомии. Также проводится обучение иностранным языкам.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia