Алексей Соболь: У Иркутского отделения РСПП высокий авторитет в бизнес-среде и госорганах

Глава организации рассказал о задачах ассоциации, экспертизе законопроектов, трудовых ресурсах и экономическом потенциале региона
Бизнес. 28 февраля, 11:05
Руководитель регионального отделения РСПП Иркутской области Алексей Соболь. Фото: Антон Ерошенко, ИА IrkutskMedia
Секреты бизнеса

28 февраля, IrkutskMedia. Довольно сложно в последние годы складывается судьба многих предпринимателей в связи с кризисными явлениями. Многие бизнесмены стараются сохранить свое дело, оптимизируя деятельность предприятия, перепрофилируя производство, минимизируя налоговые платежи, сокращая штат. Однако, несмотря на трудности, бизнес в Иркутской области с каждым годом приобретает все более весомый статус в экономической жизни региона во многом благодаря налаженному диалогу с властью. Как заявил руководитель регионального отделения Российского союза промышленников и предпринимателей Иркутской области Алексей Соболь, сегодня ассоциация имеет достаточно высокий авторитет среди бизнес-сообщества, органов власти и общественности. По его мнению, это связано с тем, что на протяжении двух десятков лет организация выступала в качестве серьезной площадки для решения сложных экономических и социальных вопросов в регионе. Алексей Соболь рассказал в интервью корр. ИА IrkutskMedia о состоянии экономики области, инвестиционном потенциале, экспертизе законопроектов и подходах при формировании трудовых ресурсов.

— Алексей Иванович, в текущем году будет 20 лет региональному отделению Российского союза промышленников и предпринимателей. Это весьма серьезная дата. Что успела сделать организация за период существования?

— Пожалуй, главное, что сумела сделать ассоциация, – завоевать довольно высокий авторитет среди бизнес-структур, общественности, органов власти Иркутской области. Авторитет этот зарабатывался годами. Ассоциация всегда старалась самые острые темы, стоящие перед Иркутской областью, перед экономикой региона, социальной сферой, решать или пытаться решить вместе с властью, общественностью, представителями профсоюзов. Все эти годы мы очень тесно работали с органами власти. Причем в равной степени как с представительной, так и с исполнительной ветвями. Находили общий язык со всеми губернаторами Приангарья. И это легко объяснимо: все они прекрасно понимали, что значит для поддержки разного рода инициатив, для решения злободневных вопросов экономической жизни в Иркутской области, мнение такой серьезной организации.

Необходимо отметить и тот факт, что наше объединение работодателей в течение многих лет входит как одна из сторон в областную трехстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых отношений. Иногда вопросы, которые выносятся на рассмотрение комиссии, носят очень острый характер, и эта площадка позволяет вместе обсуждать, вырабатывать какие-то единые шаги и находить общее решение, которое устроило бы всех. 20 лет – срок, конечно, не малый. Главное, чего достигла ассоциация (без отношения к каким-то текущим вопросам, они каждый год разные возникают), – авторитет, уважение. Она стала серьезным инструментом для решения многих вопросов, стоящих перед регионом.

— Если говорить о бизнес-структурах (промышленниках, товаропроизводителях и так далее), какую помощь, поддержку получают они от работы регионального отделения РСПП?

— Члены нашего бизнес-сообщества получают возможность напрямую общаться с органами власти всех уровней, доносить до них свои проблемы и требовать помощи в их решении, вместе вырабатывать какую-то консолидированную позицию в отношении стоящих перед регионом задач. Немалое внимание мы уделяем экспертизе законопроектов, законов, других нормативных документов, из числа тех, которые непосредственно касаются бизнеса. Точка зрения регионального бизнес-сообщества, как правило, учитывается. Один из недавних примеров — известный законопроект о налоге на торговое и офисное имущество. Любые проекты стратегии развития территории, создававшиеся в регионе, обязательно проходили обсуждение на площадке ассоциации. При этом в ряде случаев мы приглашаем для совместного обсуждения не только членов нашей ассоциации, но представителей Торгово-промышленной палаты Восточной-Сибири и Общественной палаты Иркутской области. И это бывает крайне полезно. К примеру, уже после первого обсуждения проекта стратегии социально-экономического развития Иркутской области на период до 2030 года его участники выдали более 300 замечаний, предложений — почти все они были приняты разработчиками. По итогам этой работы правительство организовало ряд отраслевых групп, куда пригласили и представителей ассоциации с тем, чтобы снять наши замечания, либо принять наши предложения.

— Как выглядит процедура экспертизы законопроекта?

— Как правило, мы знакомимся с законопроектом, когда он поступает в первое чтение. Нас приглашают к рассмотрению тех документов, которые касаются развития бизнеса в регионе и интересов членов нашего бизнес-сообщества. Мы проводим свою аналитику, рассчитываем, делаем замечания, встречаемся в рамках рабочих групп на площадке Законодательного собрания с участием представителей Минфина, Минэкономразвития, других отраслевых министерств. Понятно, что у каждой из сторон своя позиция, свои цели и задачи. По сути, эта экспертиза приводит к тому, что в рамках диалога мы пытаемся найти какое-то общее решение, какой-то компромисс интересов всех сторон.

— В процессе обсуждения и по его итогам вы подготовили какое-то экспертное мнение, направили его для корректировок. Не бывает ли такого, что обращаются к вам представители власти с просьбой смягчить требования?

— Нет, такого не бывает. Власть нами не командует. Как я уже говорил, у ассоциации сформировалось хорошее взаимодействие с органами власти. Более того, некоторые члены нашей ассоциации — бывшие и действующие депутаты областного парламента. Поэтому нам несложно найти общий язык. Несмотря на то что при обсуждении ряда вопросов иногда возникают жаркие споры, мы приходим к выработке общей позиции.

— Оцените состояние бизнес-сообщества в Иркутской области. Есть мнение, что где-то притесняют предпринимателей, где-то, наоборот, оказывают поддержку.

— Состояние иркутского бизнеса отражает состояние экономики страны. Довольно сложно в последние годы складывается судьба многих компаний и промышленных предприятий. Тем не менее надо отдать должное следующему: на территории области имеется ряд устойчиво работающих отраслей. Нам, конечно, помогает и то, что многие предприятия Приангарья — экспортно-ориентированные, поэтому и возникающие трудности им пережить бывает проще, чем тем, кто производит продукцию, которая не очень востребована на внешних рынках и внутренних рынках РФ. В части преференций можно вспомнить хотя бы ряд принятых в области налоговых льгот для отдельных видов деятельности, что, кстати, в большинстве случаев весьма позитивно отражается на притоке внешних инвестиций, развитии соответствующих производств и в дальнейшем на поступлении от получателей упомянутых льгот дополнительных налоговых отчислений в региональный бюджет.

— То есть на нас кризисные явления не сильно отразились?

— Влияние, конечно, оказали, как и на состояние всего бизнеса в стране. При этом, однако, объемы производства у нас не упали — ряд базовых отраслей чувствует себя довольно устойчиво. Хотя, безусловно, многие предприятия и компании вынуждены пересматривать свои перспективные планы развития. Сегодня, к сожалению, непросто получить какие-то долгосрочные кредитные ресурсы для инвестирования, не очень ясна ситуация с рынками.

Риски в предпринимательской среде сегодня выше, чем несколько лет назад. Но повторяю, крупный бизнес и отчасти среднее предпринимательство чувствуют себя более или менее устойчиво. По крайней мере, те руководители, с которыми мы общаемся, каких-то больших опасений не испытывают. Труднее всего сейчас приходится малому предпринимательству. И, несмотря на многие декларации о поддержке малого и среднего предпринимательства, реальная помощь малому бизнесу в стране пока не очень заметна.

— Как часто предприниматели приходят к вам, заявляют о своих проблемах? С чем связаны их обращения?

— У предпринимателей всегда есть проблемы. Самые частые — взаимодействие с контролирующими органами. Бывают проблемы, связанные с опасностью разного рода рейдерских захватов, получением финансовых ресурсов для развития и продолжения своей деятельности. Возникают проблемы даже у большого бизнеса, например, кадровые: банально не хватает квалифицированной рабочей силы, среднего технического персонала. Имеют место и проблемы, связанные, например, со сложностью допуска к госзаказам, к работе с крупными компаниями, представителями естественных монополий и прочего.

— Вы уже обозначили проблему трудовых ресурсов, с которой сталкиваются работодатели. Сейчас в России стараются готовить высококвалифицированные кадры, даже запустили мероприятие World Skills Russia, популяризирующее рабочие профессии. Каким образом, по вашему мнению, нужно выстраивать информационную, образовательную политику, чтобы люди получали востребованное на рынке труда образование, а регион — квалифицированные кадры?

— Есть очень много программ, проектов, которые реализуются, и это хорошо. Когда молодые люди оканчивают школу, они ориентируются на ту сферу, где им будет интересно и есть хорошая перспектива заработка. Я думаю, что вопрос обеспечения квалифицированными рабочими кадрами не решим до тех пор, пока будет проблема с достойной оплатой труда и с перспективой дальнейшего профессионального и карьерного роста тех ребят, которые приходят на рабочие месте. В этом плане советский формат подготовки кадров был весьма продуктивный. Многие молодые ребята со средним профессиональным образованием приходили на предприятие, работали, учились, далее получая высшее образование, двигались по карьерной лестнице. В итоге формировались управленцы, которые знали производство "от" и "до". Нужна эффективная, моментально реагирующая на технологические, информационные, организационные вызовы сегодняшнего дня обучающая система, которая позволила бы обеспечить квалифицированными кадрами нашу экономику.

Но, повторюсь, для этого нужен стимул, чтобы ребята не шли учиться на юриста, экономиста и потом с трудом пытались устроиться в какой-то киоск, где будет мизерная заработная плата. И стимул этот может быть в том, чтобы они понимали, что они придут на рабочее место, будут зарабатывать больше и иметь большую перспективу для развития, чем их сверстники за прилавком. Отмечу, что некий провал произошел после 90-х годов прошлого. Поколение, которое имело образование и практические навыки, уже уходит, а молодежь, к сожалению, пока не может стать полноценной заменой.

— Как обстоят дела с инвестиционным климатом в регионе? Сейчас Иркутской областью интересуются с точки зрения природных ресурсов. Это неплохо ли для нас?

— Думаю, нет. Хотя некоторые говорят, что он превратился в сырьевой придаток. Но, на самом деле, это то богатство, которым природа наделила нашу территорию, и его просто надо правильно использовать. Сейчас стали часто задавать вопрос о том, плохо или хорошо, что мы начинаем подсаживаться на "нефтяную иглу". Возникла новая нефтяная отрасль, и она сегодня дает весьма значительную добавку к бюджету области. При этом вспомним ту же Норвегию, где большая часть бюджета формируется за счет добычи нефти. При этом уровень их благосостояния — в первой пятерке развитых стран.

Важно понимать то, насколько эффективно используются наши природные ресурсы. Если за счет них мы имеем возможность создавать и развивать современную инфраструктуру, новые производства, повышать уровень образования, здравоохранения, комфорта, проживания в городах и других населенных пунктах, то почему нет. Если это не так, то стоит задуматься на этот счет.

— Насколько сейчас реализован экономический, инвестиционный потенциал Иркутской области?

— Какую-то количественную оценку здесь давать сложно. Замечу, что желающих зайти в регион немало. На самом деле в регионе уже создано множество разных институтов развития, которые вроде бы работают на повышение инвестиционного потенциала. Хорошо если бы все предлагаемые разумные проекты здесь реализовывались. Другое дело, что не надо строить иллюзий. Мы можем моментально развернуть сейчас, например, какие-то предприятия точного машиностроения, в кратчайшие сроки внедрить здесь что-то, связанное с высокоинтеллектуальными проектами. У нас для этого банально не хватает ни специалистов, ни соответствующей базы. Чтобы все это создать, необходимы колоссальные финансовые средства, которые сегодня найти непросто. Хотя будем надеяться, что когда-то и это станет возможным. Очевидно, что в сегодняшних реалиях надо работать с тем, что связано с нашими природными ресурсами, с их добычей, повышать степень их переработки, на этом строить свою жизнь, экономику, доходы, бюджет, создавать для нашего населения комфортные условия.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia