Стать оппозицией и ловить волну недовольства: "рецепты" от экспертов для ЕР в Приангарье

XVIII съезд ЕР обнажил сложившиеся проблемы вокруг партии и намекнул, что субъекты и реготделения должны извлечь уроки из прошедших кампаний
Участники съезда и эксперты. Фото: Пресс-служба "Единой России"

Ведущие политики и эксперты России съехались на два дня в Москву, чтобы определить какое будущее у главной политической силы страны и какие векторы развития взять за основу на будущее для "Единой России". Пока политический провластный истеблишмент обсуждал свои проблемы и делился впечатлениями в соцсетях, а сторонники и противники партии "лайкали"/"дизлайкали" (соответственно) эти посты, было сформулировано несколько ключевых тезисов относительно извечного вопроса Чернышевского "Что делать?", применимого к партии. Во-первых, эксперты отметили, что ЕР и всем ее реготделениям пора оставить в прошлом закрытость при обсуждении социально острых вопросов и не бояться говорить по сложной повестке, привлекать непартийный электорат. Во-вторых, в тех регионах, где партия власти стала партией меньшинства после выборной кампании 2018 года (как в Иркутской области), нужно взять инициативу в свои руки и возглавить оппозицию. В-третьих, перестать думать, что даже в новой, изменившейся политической обстановке состоявшийся политик победит молодого кандидата. История учит конъюнктурным взглядам и ставке на эффектность. Подробнее о том, какие "политические рецепты" предложили единороссам Иркутской области, – в материале ИА IrkutskMedia.

Не наращивать антирейтинг

Ни для кого не секрет, что рейтинг "Единой России" образца осени 2018 года – один из самых низких за всю историю существования партии. Поэтому главным на съезде стал тезис "Нет росту антирейтинга партии". Важно найти баланс между обозначением своего присутствия, нахождению в повестке и в то же время не усталостью, иначе люди переведут на ЕР стрелки за все, подчеркивает президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов. Эксперт полагает, что партии нужно быть готовой к антимосковской повестке, которая сейчас проявляется в Архангельске и ряде других территорий. Причем мишенью такой повестки несложно сделать региональное отделение ЕР.

— Очевидно, что сейчас "Единой России" не нужно наращивать собственный антирейтинг. Да, трудно работать в крупных городах и региональных центрах, каким является Иркутск; да, федеральные тренды разноречивы, но не надо дополнительное раздражение людям добавлять. С одной стороны, нужно облачать свое присутствие, когда ты не партия власти, но не формировать усталость и негатив. Мы же видим, что 2011 год отличался от 2018 года даже тем, что партия была не слишком активной в публичном пространстве, не вешала табличку на каждый двор и сквер, и, как следствие, это не тянуло вниз рейтинги. Тогда они совпадали с рейтингами других властных институтов, — отметил Михаил Виноградов.

Это совпадает с мнением политолога, президента коммуникационного холдинга "Минченко консалтинг" Евгения Минченко, который уточнил, что падение рейтингов провластных структур связано с антиистеблишментными настроениями. Когда люди через СМИ и соцсети наблюдают за роскошной жизнью верхушки общества и таят недовольство и выражают обиду. Поэтому, по мнению специалиста, если элита хочет оставаться элитой, то должна быть готова к тому, чтобы на эти вопросы ответить.

ЕР – оппозиция в регионах

Результатом поражения партии власти в ряде регионов страны стало положение "Единой России" как оппозиционной силы. Например, в Иркутской области ЕР приходится работать в непривычных для себя условиях. Однако они могут стать успешными при правильном позиционировании, уверен журналист, депутат Государственной Думы России Александр Хинштейн. По его мнению, в Приангарье у партии очень много возможностей обратить в свою пользу обстоятельства.

— "Единая Россия" в Иркутской области находится в оппозиции – это нужно использовать самым активным образом. Нужно занимать ту нишу и повестку, которую раньше занимали наши оппоненты. И не только потому, что критиковать всегда проще, чем предлагать, а еще и потому, что у людей есть запрос на обновление и есть фактор усталости. Поэтому любые яркие выступления, любая яркая линия поведения партии или ее представителей обязательно вызовут симпатию. Тем более в Иркутской области поле для деятельности с точки зрения критики "выше крыши", — сказал Александр Хинштейн.

Политтехнолог, президент Фонда развития гражданского общества Константин Костин считает, что главное для Иркутского реготделения ЕР — не только грамотно воспользоваться нынешним статусом для формирования лояльности к партии, но и не допустить дальнейшего развития успеха у коммунистов, особенно на выборах мэра Иркутска. Эксперт отмечает, что ситуация с доигрыванием результата КПРФ на выборах в Заксобрание Приангарья характера для ряда субъектов РФ. Поэтому единороссы должны извлечь из этого выводы, понять запрос людей и сыграть на нем.

— Региональное отделение находится в оппозиции относительно власти исполнительной. Законодательное собрание все же возглавляет представитель "Единой России". Поэтому партия должна выработать правильную позицию, внимательно изучив ситуацию, поняв ресурсы, то, что волнует людей. То есть через решение каких проблем они смогут вернуть те позиции, которые были утрачены после поражения Сергея Ерощенко на губернаторских выборах 2015 года. То, что произошло на выборах в Заксобрание, – это доигрывание той ситуации, которая случилась после выборов губернатора. И такие проблемы у партии возникают всегда. Например, Владимирская область. Сейчас там есть огромный ресурс, чтобы не терять позиции, а наоборот, укреплять. А вот ситуация в Хабаровском крае другая. Кандидат от ЕР проиграл губернаторские выборы, а в следующем году – выборы в Заксобрание. Поэтому эта негативная ситуация для партии будет электорально доигрываться. Там сложно работать с настроениями людей, и все это выглядит драматично для партии. Это будет одна из тяжелых кампаний, даже тяжелее, чем в Иркутске. Поскольку в последнем случае есть определенная база, история, и после выборов губернатора прошло больше времени, — заявил Константин Костин.

Партия может сыграть более убедительно и эффектно, выступив против государства (в части предлагаемых правительством инициатив), утверждает Михаил Виноградов, добавляя, что в этом случае будет установлен ряд "красных флажков". Он заметил, что в пока "Единая Россия" не выбрала четкую позицию в данном вопросе, в публичном пространстве не заявила. Но при этом, реготделение в Приангарье имеет достаточную субъектность и силу по сравнению с другими партийными ячейками ЕР в субъектах РФ.

— Тактика зависит от того, какие задачи ставит партия и реготделение. Здесь трудный баланс. Естественно, возникает желание играть против государства, как у любой нормальной оппозиции. Но, конечно, есть условные флажки, которые "Единая Россия" не может переступать. Пока что региональное отделение в публичном пространстве не артикулировалось. Если рассматривать его как некую оппозиционную силу, то, наверное, оно лучшее из партийных региональных отделений там, где "Единая Россия" не у власти: самое сильное, самое субъектное. Но нужно понимать, что одно дело быть сильным игроком, другое — формировать какую-то тактику. Это и есть вызов для партии на следующий год, — сформулировал Михаил Виноградов.

Поиск философского камня

В условиях новой парадигмы политических процессов и возникающих кризисов единого подхода к управлению данными обстоятельствами не существует, говорит Константин Костин. Причем ядерный электорат ЕР не сможет вывезти кампанию без содержательной части, адресованной другим социальным группам. По мнению эксперта, сейчас партии нужен не только лозунг, что ЕР — партия президента, но и работа с немонолитными социальными группами, отсутствие которых при нынешнем подходе партии власти негативно сказались на результатах избирательных кампаний.

— Общих подходов не существует, нет единого философского камня для разрешения проблемы. Понятно, что есть свой электорат – 30%. Это те, кому важно, что "Единая Россия" — партия президента. Но остальной электорат, который нужен, чтобы лидировать и получать большинство, неактивный. Чтобы его задействовать, нужны другие инструменты. Эти люди готовы за нас проголосовать, но при определенных условиях. Необходимый для большинства недостающий 21% — это не монолитная группа, она состоит из 5, 3, 7% и так далее, которые мотивируются разными обстоятельствами, например: соцподдержкой пожилых, экологией, зоозащитой и прочим. И если базовый электорат "Единой России" монолитен, то 21% — разрознен, и это дополнительная сложность. Но этот процент – одна из основных задач для партии, — сказал Константин Костин.

Нужна непрерывная работа с базовым электоратом, но и критически важен этот 21%, поскольку большинство будут делать они, заострил внимание эксперт. В Иркутской области "Единой России" нужно готовиться к губернаторским выборам и брать реванш. Здесь у партии есть как положительный, так и отрицательный опыт: даже после проигрыша на губернаторских выборах партия спустя время брала реванш. Поэтому нужно думать о каких-то нестандартных ходах, рисковать, и главное – нужно идти от запроса.

Ловить волну и искать лидеров

Член президиума генерального совета "Единой России", депутат Государственной Думы РФ Александр Якубовский уверен, что реальность, в которой оказалась партия, заставляет мобилизоваться как отдельных лидеров, так и рядовых членов ЕР. При этом народный избранник констатировал, что даже одинаково негативная повестка с пенсионной реформой привела не во всех регионах к негативным и плохим результатам. Поэтому правильным было самим взять тему в работу и не уходить от ответа, а наоборот, встречаться и разговаривать с людьми.

— Я не раз отмечал, что ситуация от региона к региону отличается, и убежден, чем партия более открытая, эффективно работает с людьми, тем выше ее рейтинг. Безусловно, были предпосылки, которые повлияли на снижение рейтинга партии, самый яркий пример – пенсионная реформа. Но в тех регионах, где члены "Единой России" разговаривали с людьми, где велась активная работа – там крайне негативного эффекта не было. А где партийцы отмалчивались, наоборот, люди голосовали против, оппоненты подхватывали это и так далее. Получался эффект, что словно партия виновата, — обратил внимание Александр Якубовский.

Лидерские качества будут оказывать влияние, но при этом каждый рядовой член партии должен понимать, почему принимаются те или иные решения. Точно так же как лидеры должны общаться с секретарями "первичек", а последние — у себя на местах взаимодействовать с избирателями, дополнил депутат. По его словам, только в дискуссии, разговоре возможно прийти к общей позиции.

Схожего мнения о роли лидера и кандидата придерживается Константин Костин. Эксперт полагает, что в новой политической конъюнктуре не стоит делать слепо ставки на опыт, связи и так далее, а нужно ориентироваться на запрос и обстановку в конкретном регионе и, исходя из этого, направлять свой корабль.

— Когда я бываю на защите партийных стратегий и слушаю то, что предлагают, говорю им: "Ребята, вы сами понимаете, что запрос общества по вашей социологии один, а вы идете поперек!" Невозможно давать людям таблетку от живота, когда у них болит голова.

Я считаю, что нужно отходить от стандартных подходов. Нужно смотреть на кандидата, который может в конкретных условиях выиграть выборы. Смысл любых праймериз и политики не идти от догмы. Смотрим на ситуацию, на того, кто сможет в этих условиях выиграть выборы, и этот человек становится кандидатом. Поэтому, вступая в новую предвыборную, политическую реальность, эти ситуации будут максимально сильно себя проявлять.

Здесь нужно не плыть против течения, а ловить волну и направлять свой корабль в нужную сторону. В том числе понимать энергетику недовольства и руководить ей, необязательно плыть по течению, но выстраивать курс надо, чтобы снизить сложности и максимально увеличить КПД, — утверждает Константин Костин.

Партии поможет в определенной степени увеличение одномандатных округов, где яркие и харизматичные кандидаты более свободны в выстраивании коммуникаций с избирателями в период кампании, и поддержание этой связи в последующем, рассуждает Александр Хинштейн. Но это накладывает серьезную угрозу возможным внутриэлитным конфликтам в регионах. Прошедшие выборы 2016 года не слишком репрезентативны, по мнению депутата, поскольку были договорные округа, "техники" в качестве кандидатов и непроработанная повестка.

— Увеличение одномандатных округов – это хорошо, но здесь есть свои проблемы: внутриэлитные, политические. Чем больше одномандатников, тем больше харизматиков, чем больше последних, тем сложнее с ними работать и управлять. Поэтому для партии и федерального центра это непростое решение. Если говорить об Иркутской области, то я бы отметил депутата Алексея Красноштанова как типичного харизматика. Хотя я к нему особой симпатии не испытываю, тем более в связи с его участием в активной поддержке Левченко в 2015 году. Но нужно признать, что он электорально выиграл выборы. Андрей Чернышев — тоже пример яркого харизматика. На таких людей и надо делать ставки в будущем, — подытожил Александр Хинштейн.

Как бы с высока ни относились власть имущие к всесторонней критике своего управления, но даже там возникает прозрение, что следующая станция – конечная. Особенно если говорить о партийной идеологии, управлении и работе с избирателями. На XXI конференции Иркутского регионального отделения "Единой России произошло не только обновление политсовета и избрание нового секретаря ИРО, но и состоялось признание ошибок в избирательных кампаниях, причин протеста и в какой-то мере стыда. Результаты повторного "коммунистического" голосования в Хакасии и отсутствие хотя бы одного кандидата от ЕР на грядущих выборах в Приморском крае – говорят сами за себя. "Партии власти нужно обновление", "переходить от партии власти к партии качества", "перестать продвигать всех подряд кандидатов на выборах" — такие предложения звучали от делегатов местных и первичных отделений "Единой России". Конечно, для этих людей процессы, которые закрутились вокруг партии, видны давно, но только сейчас у них получилось открыто и публично сказать региональному руководству и через них передать федеральному, что они думают о "механизмах праймериз", "протесте электората" и "работе с первичками". Эксперты подчеркивают, что проблемы в ЕР возникли не сейчас и не вчера, а тогда, когда партия перестала работать с избирателями и все больше дистанцировалась от первичных отделений. По словам федерального политолога Константина Калачева, кризиса партии еще нет, но кризис идей – налицо. Причем одной из основных проблем является то, что партия не стала самостоятельной, не приобрела субъектность, то есть "Единая Россия" не партия власти, ЕР — инструмент власти.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia