Андрей Мельников: Лояльность закона позволяет многим участвовать в выборах в Думу Иркутска

Глава городского избиркома рассказал корр. ИА IrkutskMedia о работе комиссии, системе выборов и типичных ошибках кандидатов
Глава избирательной комиссии Иркутска Андрей Мельников. Фото: ИА IrkutskMedia

Выборы в Думу Иркутска – одна из важнейших избирательных кампаний этого года, поэтому большая ответственность лежит на организаторах этих процедур. Учитывая лояльность избирательного законодательства, многие заинтересованы попробовать свои силы в этих муниципальных выборах, считает председатель избирательной комиссии Иркутска Андрей Мельников. В интервью корр. ИА IrkutskMedia глава горизбиркома рассказал о принципах и задачах работы муниципального органа, формировании составов окружных и участковых комиссий, юридических тонкостях выборного законодательства, а также типичных ошибках кандидатов и партий.

— Андрей Александрович, в каждом регионе существует своя областная, краевая избирательная комиссия, с входящими в ее состав ТИКами, УИКами. Но вы возглавляете избирательную комиссию Иркутска. Каждое муниципальное образование такую комиссию может создать?

— Начнем с того, что Иркутск — одно из двух муниципальных образований, где имеется своя муниципальная комиссия. Законом предусмотрена возможность создания такой комиссии (по решению муниципалитета), хотя это не является обязательным. В последнем случае ее полномочия могут возлагаться на ближайшую территориальную комиссию, которая является постоянно действующей и находится в общей вертикали избиркомов. В нашем случае было принято решение о создании муниципальной избирательной комиссии.

— Когда был сформирован нынешний состав комиссии?

— Последний раз ее состав обновлялся в 2017 году: одна часть комиссии сохранилась, другая — ушла из состава. Ротация у нас идет раз в пять лет. Как и все комиссии: участковые, территориальные, областная. Полномочия у нас, следовательно, с 2017 по 2022 год. В состав комиссии входит 12 членов, которые назначаются Думой Иркутска. Изначально предлагают обязательные кандидатуры к назначению в состав комиссии от партий, которые представлены в Госдуме, Заксобрании и самом муниципалитете, где создается комиссия. Таким образом, у нас получаются пять партийных представителей, четыре – СР, ЕР, ЛДПР, КПРФ. Плюс в Заксобрании у нас представлена еще "Гражданская платформа". Пять членов обязательны к назначению от партии. По закону еще половину, то есть шесть членов комиссии, вправе предложить областной избирком. Это тоже обязательные кандидатуры к назначению для Думы города. Таким образом, у нас получилось 11 человек. И осталась одна кандидатура, которую Дума из числа других претендентов сама выбрала и назначила.

— Состав комиссии получился сбалансированный?

— Да. Есть очень опытные люди, которые с 2000 года работают в этой сфере. Было несколько новых членов комиссии, которые до этого в нашей комиссии не работали. Я был назначен Думой в комиссию в ноябре и стал председателем в декабре 2017 года в связи с кончиной Натальи Владимировны Деньгиной.

В комиссии есть свой небольшой аппарат из троих человек — руководителя и двоих консультантов. Один – главбух, второй – специалист по закупкам. Поскольку у нас аппарат маленький, но при этом мы являемся полноценным муниципальным органом со всеми обязанностями, которые возлагаются так же, как на Думу и на администрацию, то и у нас есть дополнительные обязанности. Вплоть до каких-то организационных моментов перед заседанием. То есть сформировался вполне нормальный и дружный коллектив, который уже в 2017 году провел дополнительные выборы по 16-му округу. И провели их вполне успешно.

— В ваши обязанности входит проведение выборов в городскую думу?

— Комиссия непосредственно занимается организацией выборов именно муниципального уровня, то есть выборами Думы Иркутска и довыборами. С момента избрания созыва Думы города в 2014 году было несколько дополнительных выборов. Один депутат ушел на пост мэра, некоторые — в Заксобрание, другие слагали свои полномочия и прочее. Фактически только 2018 год был спокойным, то есть мы не проводили дополнительных выборов и занимались сугубо подготовкой к муниципальным выборам 2019 года. Плюс у нас есть такое направление как повышение правовой культуры избирателей в межвыборный период.

— Что включает в себя такая работа? Встречи, семинары?

— Мы в прошлом году занимались тем, что проводили мероприятия с избирателями, то есть рассказывали им о работе комиссии, процедурных мероприятиях, о выборах в целом. И это проходило в различных формах. Были встречи со студентами, школьниками. Участвовали в мероприятиях, проводимых как самой комиссией, так и другими организациями. У нас налажено тесное сотрудничество с вузами. Например, олимпиада по избирательному праву для студентов юридических факультетов. Организаторами этого мероприятия выступают территориальные комиссии, администрация города, облизбирком и мы. Последнее такое мероприятие прошло в конце февраля, на базе ИРНИТУ. Также мы встречаемся со школьниками, которым рассказываем о значении и системе выборов. Надеюсь, это направление станет традиционным. Мы встречаемся в декабре и в мае со старшеклассниками (9-11 классы). Они задают интересующие вопросы, дискутируем, нужно ли участвовать в выборах. Разные точки зрения у нашего подрастающего поколения.

— Лучше ли стало восприятие?

— Восприятие абсолютно нормальное. Нет резкого отрицания, что кто-то пришел и пытается навязать свою точку зрения. Всегда возникают разные точки зрения, и это хорошо. Есть те, кто говорит: "Мы не пойдем на выборы, потому что считаем это ненужным, и вообще за нас все решили". Есть те, кто говорит: "Не из кого выбирать". И есть те, кто говорит: "Я пойду. Мы можем выразить свое мнение и что-то решить". Мы рассказываем ребятам случаи из практики, когда 10 голосов решали судьбу депутатского мандата и даже два голоса становились решающими. Протекает нормальное живое общение. С вузами стараемся взаимодействовать плотнее, участвовать в их мероприятиях. Подписали с ИГУ соглашение о прохождении студентами практики. Сейчас у нас есть практиканты в избиркоме от юридического института госуниверситета.

— Это первый подобный опыт?

— Насколько я знаю, первый. В том плане, что подписано именно соглашение. Стараемся этот межвыборный период максимально заполнить, занимаемся теми задачами, которые определены в законе о нашей избирательной комиссии. Стараемся плотно взаимодействовать с территориальными избирательными комиссиями, которые работают по округам — в Свердловском, Октябрьском, Ленинском и Правобережном.

— Но они в вашу структуру не входят и вам не подчиняются?

— Да, в наше подчинение они не входят. У них вертикаль выстроена с облизбирком. Но у нас с ними довольно хорошая практика наработана, когда они привлекаются к проведению муниципальных выборов – в этом случае на них возлагаются полномочия окружных избирательных комиссий. В этом случае формируется такая временная структура: городская комиссия, потом окружные (ТИКи) и участковые комиссии.

Привлечение их к муниципальным выборам – довольно хорошая практика, поскольку у них есть большой опыт в таких мероприятиях, в первую очередь по формированию УИКов. Плюс у них есть опыт обучения участковых комиссий. Использование их опыта мы считаем очень рациональным. И, как правило, на них мы возлагаем по два избирательных округа. Эта практика была опробована на выборах в 2014 году и оказалась успешной.

— Это было сделано с целью оптимизации?

— Оптимизация, конечно. Но еще раз скажу, что у них большой опыт во всех законодательных и юридических тонкостях избирательного права. В остальные окружные комиссии, когда начинаем их формировать ближе ко дню назначения выборов, мы стараемся отбирать наиболее опытных членов. Плюс смотрим по составу таких комиссий, чтобы были, допустим, профессиональные юристы, экономисты, которые могли бы могли работать с жалобами, ходить в суды, проверять финансовую деятельность. И надо понимать, что многие окружные комиссии размещаются, как правило, в зданиях окружных администраций. Мэрия Иркутска нам оказывает содействие, помогает в размещении, в обеспечении техникой, транспортом, какими-то организационными моментами. Здесь у нас с администрацией налажено тесное взаимодействие. И окружные комиссии, как правило, за помощью обращаются в территориальные комиссии, когда возникает какой-то спорный вопрос.

Мы для своих окружных комиссий стараемся проводить обучение, выпускать методические материалы. В этом году запланировали выпуск что-то вроде рабочего блокнота для окружной избирательной комиссии. Когда председатель комиссии либо секретарь должен открыть, посмотреть, какие решения ему надо принять, документы подготовить, примерно расположить их в нужной хронологии подготовки.

— Раньше это было такое?

— По окружным комиссиям мы такого опыта не нашли, хотя в участковых комиссиях такой блокнот используется. В вопросе подготовки блокнота мы обращаемся за помощью в облизбирком, они нам оказывают методическую помощь.

— Если такой блокнот есть в УИКах, почему возникла необходимость такой методички для окружных комиссий?

— Я прошлым летом сам работал председателем окружной комиссии на выборах депутатов Заксобрания по пятому избирательному округу. Это полезный опыт, практика, которая позволяет лучше понять тонкости выборного процесса. Тогда было создано три окружные комиссии, а все остальные округа были закрыты ТИКами. В Иркутске ситуация иная, здесь планируется организация 27-ми окружных комиссий. Если с тремя можно в телефонном режиме отработать, как мы и делали в ситуациях, когда затруднения возникали, то с 27-ю — сложнее. Именно для этого и решили разработать методическое пособие, по которому окружная комиссия может сама понять, посмотреть, как будет вестись работа, как будут решаться какие-то процедурные вопросы. Закон допускает возложение на нас полномочий тех же окружных комиссий при проведении немуниципальных выборов. Допустим, при выборах в Госдуму на нас могут возложить полномочия окружных комиссий. В России такая практика есть, возможно, получится внедрить ее в области. Опять же, если в этот год не будут проходить свои выборы.

— Сейчас как раз на это времени нет.

— Да, в настоящее время у нас основная задача – подготовка именно к выборам городской Думы. Она стартовала еще в прошлом году, когда мы начали верстать предварительную смету на выборы, закладывать ее в бюджет на 2019 год. Также делали ориентировочный анализ затрат на дополнительные выборы в 2020 году. Сейчас бюджет утвержден, деньги заложили.

— Какова приблизительная сумма затрат?

— Основные выборы в Думу Иркутска обойдутся, ориентировочно, в 49 млн рублей. Но мы закладывали расходы на проведение кампании в расчете цен 2018 года, поэтому, возможно, потребуется уточнение сметы. По довыборам на 2020 год запланировали 3 млн рублей. Здесь мы взяли самый большой округ и по нему сделали расчет. Если округ поменяется, то будет соответствующая корректировка.

Традиционно самая большая статья расходов – оплата труда сотрудников и членов комиссий. То есть дополнительное вознаграждение членов окружных комиссий, участковых комиссий, территориальных комиссий, на которых планируется возложить полномочия окружных комиссий. Сейчас мы производим перерасчет, запрашиваем новые данные для изготовления бюллетеней, покупки канцелярских товаров. Если будет необходимость уточнения сметы, то в июне будем выходить на корректировку бюджета города.

— Кроме сметы, чем еще занимается комиссия в настоящее время?

— Сейчас мы начинаем продумывать календарный план. Это наш основной документ, в котором определены все сроки от выдвижения кандидатов, их регистрации и начала периода агитации. Этот документ будет находиться в свободном доступе на сайте органов местного самоуправления в разделе "Избирательные комиссии". Основная работа, конечно, начинается после назначения даты выборов, а это середина июня. Решение о назначении выборов принимает Дума Иркутска не раньше, чем за 90 дней и не позже 80 дней до дня голосования. И со следующего дня после официального опубликования решения о назначении выборов у нас стартует тот процесс, который называется избирательной кампанией.

В нашем случае работу с кандидатами будут вести окружные комиссии, именно туда будут подаваться документы от претендентов на регистрацию. Наша комиссия будет работать с политическими партиями, которые будут выдвигать списки кандидатов. Тех партий, которым не нужно заниматься сбором подписей, — шесть. Это к четырем парламентским партиям, которые представлены в Госдуме, добавляются "Гражданская платформа" и "Коммунистическая партия социальной справедливости".

Остальные кандидаты, которые пойдут самовыдвиженцами, будут обязаны представить подписи – 0,5% от числа избирателей на округе. Вполне посильное число голосов. И уже на основании этого (подлинности или нет) будет приниматься решение окружными комиссиями о регистрации кандидата. Самовыдвиженцы, как правило, на муниципальных выборах пользуются своим правом и подают документы. Приносят свои подписи, а дальше происходит проверка подписей по системе ГАС "Выборы". Делается уточняющий запрос в отдел по вопросам миграции МВД, и на основании их ответа принимается окончательное решение о том, соответствует ли подпись или нет. Этим всем будут заниматься окружные избирательные комиссии.

— Какие типичные ошибки допускают кандидаты при подаче документов?

— Ошибки разные. Не указывают какие-то сведения, которые являются обязательны. Бывает, что подписи не соответствуют реальным спискам жителей. Такое бывает, когда берут старую базу в интернете и оттуда переписывают фамилии. Но все эти моменты проявляются, когда начинаем пробивать через МВД. Бывают ошибки даже в форме подписного листа. Вообще подписные листы для муниципальных выборов и для выборов, например, в Заксобрание отличаются. И если используется подписной лист несоответствующей формы, то он признается недействительным. Плюс у нас существует почерковедческая экспертиза. По закону, избиратель должен собственноручно внести дату и подпись в подписной лист. Бывает, что при проверке почерковедом выясняется, что дата и подпись внесены тем же лицом, который заполнял весь подписной лист. Это нарушение. В "шапке" подписного листа ничего менять нельзя, туда необходимо внести часть сведений которые содержатся в заявлении кандидата. Но бывает, что кандидаты начинают менять формулировки формы. Например, вместо "работающего" пишут "пенсионер". Так делать нельзя: в законе об этом говориться. Вопрос ко внимательности заполняющего.

Также существует круг лиц, которым запрещено заниматься сбором подписей: члены участковых комиссий, служащие, находящиеся при исполнении и так далее. Бывает часто, что кандидаты скрывают судимость. После выявления такого факта, претендента снимают с выборов. Либо комиссия через суд отменяет регистрацию кандидата, если ответ пришел позже, чем было принято решение о регистрации.

В законе четко указаны сведения, которые должны быть представлены в комиссию: ФИО, дата рождения, место проживания, данные паспорта, ИНН, документ об образовании (ввели перед выборами 2014 года). Но сейчас законодательство довольно либерально относится ко многим моментам. Если комиссия выявила факт того, что кандидат не указал или не уточнил какие-то сведения, то она обязана его известить об этом. Установлены сроки – не позднее, чем за три дня, предшествующего дню регистрации. В этом случае кандидат вправе не позднее одного дня, предшествующему дню регистрации, внести уточнения и дополнения. Иногда кандидаты сами выявляют какие-то недостатки, то самостоятельно пользуются этим правом. Например, в заявлении кандидата указано среднее специальное образование, а по факту начальное профессиональное. Но если в заявлении прикреплена копия документа, то считается, что кандидат предоставил сведения. Плюс судебная практика в этом плане тоже довольно лояльная. Суды во многих моментах встают на позицию кандидатов.

— На какой период избирательной кампании приходится больше всего жалоб, снятий кандидатов?

— Основные попытки снятия кандидатов – это в момент регистрации. Когда комиссия вынесла решение о регистрации кандидата, есть 10 дней, в течение которых можно решение о регистрации отменить. Для этого существует перечень оснований. Поэтому необходимо выждать и выдержать эти "самые жаркие" 10 дней. По истечении этого периода возможна уже не отмена решения о регистрации, а отмена регистрации кандидата. И здесь перечень оснований серьезно сужается, и, как правило, касается более серьезных нарушений: перерасход избирательного фонда, расходование денег на выборы мимо избирательного фонда, подкуп избирателей, экстремистские высказывания в агитационных материалах, высказывания, разжигающие социальную, расовую, национальную ненависть и так далее. Здесь уже сложнее, но попытки тоже бывают. Так, в прошлом году была попытка снятия кандидата за высказывания, разжигающие социальную ненависть: был выпущен агитматериал, и конкурент попытался снять этого кандидата. Областной суд не признал в материалах разжигание ненависти. Верховный суд потом это решение подтвердил. На выборах в Думу судами первой инстанции будут районные суды, а второй – областной суд.

Во время самой избирательной кампании идут жалобы на агитацию кандидатов. Когда одни считают, что агитация конкурента незаконная или порочит честь другого. Такое часто бывает, когда появляется какая-то "агитка" без выходных данных, в которой не совсем хорошие сведения распространяются про какого-либо кандидата. Все эти жалобы отрабатываются, рассматриваются рабочей группой и затем (при необходимости) выносятся на рассмотрение комиссии. Зависит от того, какое совершено правонарушение. Но в этот период кандидаты друг за другом пристально следят и сразу же сигнализируют нам. Это могут быть любое неосторожное высказывание, запись на встрече с избирателями или некорректный баннер. Если жалоба удовлетворяется, то материал направляется в полицию, которая должна пресечь распространение агитматериала, снять баннер и так далее. Полиция и сама имеет право привлекать к административной ответственности, как и комиссии, которые тоже могут оштрафовать кандидата за нарушение правил агитации.

Бывают случаи подачи жалоб, но уже после дня голосования. В таком случае все решается через суд, но там перечень оснований для жалоб еще меньше: перерасход фонда, расход в обход избирательного фонда, экстремизм, подкуп избирателей. Иногда из-за процедурных нарушений работы самой комиссии отменяют результаты на определенном участке.

В день голосования проблем не должно быть, если кандидаты подошли добросовестно к вопросу контроля на участках. Каждый кандидат вправе назначить членов комиссии с правом совещательного голоса в участковую комиссию, а также людей с правом совещательного голоса в окружную комиссию. Кроме того, у нас по законодательству могут быть наблюдатели от общественной палаты Иркутской области. И если наблюдатель хорошо обучен, кандидат плотно и хорошо с ним поработал, то всех нарушений можно избежать. Также в каждой комиссии есть представители от партий, которые являются участниками выборов, причем с правом решающего голоса. Если все предусмотрено, тогда даже возникать вопросов не будет, что результаты выборов можно переписать.

— Законодательство предусматривает все рычаги, чтобы исключить нарушения. Для этого нужно побеспокоиться самим кандидатам.

— В том числе. Добросовестность комиссии, кандидатов, партий приносят объективный результат. Обучайте наблюдателей, обучайте членов комиссии с правом совещательного голоса, пусть они не боятся. Иногда бывает, что наблюдатели приходят просто отбыть номер, забрать копию протокола, получить свои деньги кандидата и спокойно уйти домой. На муниципальных выборах 10 участков максимум, в то время как на выборах в ЗС было 44-46 участков в одном округе. Все нарушения рассматриваются также коллегиально комиссией и все партии принимают участие и могут высказать свои замечания и предложения.

Принцип коллегиальности свято соблюдается. Нет такого, что председатель в одиночку принял решение и никого не поставил в известность. Если разрыв небольшой, то многие кандидаты через суд пытаются оспорить какие-то моменты. Выискивают нарушения вплоть до самых мелких. Наблюдатель должен видеть работу комиссии, кабинки для голосования и урну для бюллетеней. Когда мы ведем приемку участков, осматриваем их, смотрим и за тем, куда сажают наблюдателей, чтобы было все видно и вопросов лишних не возникало.

— Иногда даже видеонаблюдение применяется.

— Да, на президентских выборах и в ЗС. Вариантов для прозрачности более чем достаточно. Что-то потом списывать на комиссии, считаю, не совсем корректно. Если разрыв между кандидатами существенный, то вопросы, в принципе, отпадают. Все зависит от того, сколько кандидат приведет избирателей на участок. Будем надеяться, что у нас все пройдет без скандалов, без обвинений в злоупотреблениях и прочих жалобах. И нельзя забывать, что есть следственные органы и 142-я статья УК РФ "Фальсификация итогов голосования".

— Еще интересен вопрос о так называемой нарезке округов. До какого года действует настоящая схема?

— Схема округов утверждается на 10 лет. Законодатель сделал это в целях стабильности. Настоящая нарезка графического изображения округов в границах Иркутска утверждена в 2014 году, следовательно, она актуальна до 2024-го. Сделано такое нововведение было в 2012 году.

— С чем связана перенарезка округов?

— Там есть несколько случаев. Либо изменение численности депутатов (как произошло, например, в Иркутской районе), либо изменение самой избирательной системы. Допустим, решат, что не все одномандатные округа должны быть, а половина — по партийным спискам, а половина — по округам. Либо сделают многомандатные округа. Такая схема была в Ангарском районе до его преобразования в АГО. Плюс увеличение и изменение границ Иркутска. То есть глобальные изменения, в связи с которыми можно округа перенарезать.

— Новая нарезка необязательна?

— В перечисленных мной случаях обязательна новая схема. В случае истечения срока действия схемы, вопрос решается Думой города. Ее можно оставить в тех же границах, если нет существенных географических изменений города, а можно утвердить в абсолютно новом виде.

— В любом случае, если это будет, то только через пять лет. Сейчас же очень важные выборы впереди.

— На городских выборах накал будет большой. Очевидно, что будет ожесточенная борьба между партиями и самовыдвиженцами с учетом небольшого порога подписей. Будем учить членов окружных комиссий, оказывать методическую и консультационную помощь. В случае чего будем просить помощь у областной избирательной комиссии. Конечно, понимаем, что без судебных никак. Единственная проблема – большая нагрузка для членов окружных комиссии, УИКов, особенно если заявилось много кандидатов: попытки снятия, жалобы. По возможности будем сами участвовать в судебном заседании, стараться приходить и излагать свою позицию по тому или иному конкретному делу. Работа начинает входить в активную фазу. Сейчас проводим заседания, впереди – май-июнь — утверждение документов, их публикация. Июль – период напряженной работы окружных избиркомов. Уверен, что во второе воскресенье сентября все пройдет благополучно.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia