Не допустить "латентный бунт": Иркутск без прямых выборов мэра, но с сити-менеджером

Депутаты облпарламента, одобрив законопроект, отправили четкий сигнал для узкого круга лиц как внутри региона, так и в сторону Москвы
Заксобрание Приангарья. Фото: Пресс-служба ЗС Иркутской области

Антон Ерошенко. Многие не думали, да и сами мы не предполагали, что сессия областного парламента может быть такой интересной и захватывающей. Без доли сомнения – все выпады, фразы, обвинения, ультиматумы и лозунги "украсили" шоу, устроенное Заксобранием Иркутской области. "Самый демократичный парламент в стране", как сказал на декабрьской сессии спикер ЗС Иркутской области Сергей Сокол, на прошедшем внеочередном заседании продемонстрировал свой парламентаризм и "родил" нечто особенное. Иркутск не получил прямые выборы мэра. Вместо этого удостоился одной из форм института сити-менеджера со всеми вытекающими последствиями. Вот оно торжество демократии по-иркутски. Причем решали судьбу столицы Приангарья не только депутаты, живущие в Иркутске, а преимущественно "не иркутяне". О таком подходе изначально заговорил ангарчанин Сергей Бренюк, и эту тему с особым рвением подхватил вице-спикер ЗС, черемховчанин Александр Ведерников. В эндшпиле этой партии депутаты после двух перерывов проголосовали со счетом 19 – 27 за новую для Иркутска модель управления. Для чего это было сделано и кому что хотели показать народные избранники, отчасти понятно. Этот действо не было рядовым обрядом "ломания копий" фракций о возврат/невозврат прямых выборов. Возможно, устроенное депутатами шоу, было великолепно разыграно для того, чтобы донести очень узкому кругу лиц внутри региона и в сторону Москвы определенный месседж. И, безусловно, эта ситуация добавляет масла в череду скандалов, закрученных не только вокруг законодательной власти региона и представительной власти муниципалитетов, но и губернатора области Сергея Левченко, генерируя новые громкие темы. Подробнее об этом – в материале ИА IrkutskMedia.

Платон мне друг, но истина дороже (стоит)

Напомним, внеочередная (12В) сессия продолжилась после двухнедельного перерыва, причем с сохранившимся эмоциональным фоном. "Единая Россия", понимая, что одна из моделей управления Иркутском, предложенная коммунистами, будет, так или иначе, одобрена, торпедируют ситуацию партийцем Виталием Перетолчиным. Последний вносит свой законопроект, по которому предлагает передать вопрос о модели выборов в МО области, в том числе в Иркутске, на уровень муниципальных образований, где граждане в рамках публичных слушаний должны самостоятельно решить метод избрания главы поселения. Единоросс пытался объяснить свою инициативу желанием положить конец постоянному педалированию вопроса о форме избрания главы столицы Приангарья. Хотя объяснение и аргументация звучали не особо внятно, тем не менее все партийцы поддержали коллегу. Коммунисты усилиями Антона Романова, Сергея Бренюка, Андрея Левченко и другими единомышленниками пытались возразить, но правовое управление, подкрепленное позицией зампрокурора области Романа Шергина, отметило, что нужно переносить рассмотрение всех трех альтернативных проектов выборов мэра.

Ситуация накалялась эпатажной выходкой Сергея Бренюка и его младшего коллеги, самого аскетичного в деньгах депутата ЗС Анатолия Обухова, разместивших на трибуне плакат, что Иркутску нужны прямые выборы мэра. Дальше были саркастические реплики Александра Ведерникова, которыми он клеймил "не иркутян", медицинские заключения "навскидку" от Александра Гаськова, опрометчивые высказывания и ультиматумы главы фракции КПРФ Андрея Левченко в отношении председателя ЗС Сокола о том, чтобы не будили Майдан. Не осталась в стороне и прекрасная половина областного парламента. Лариса Егорова призвала депутатов к корректности и пригрозила рассмотрением высказываний с призывами на комиссии, а Наталья Дикусарова не стала скрывать и говорить в пользу того или иного законопроекта и обозначать свою позицию, а лично встала на защиту спикера Заксобрания, задав вопрос Левченко, не на стрелке ли он, и призвала его к здравомыслию и успокоению.

Позиционно стоит отметить и еще один момент. Если отдельные представители фракции ЕР выступали за инициативу сопартийца, а другие просто наблюдали и наслаждались происходящим, коммунисты поочередно говорили, что поддерживают прямые выборы мэра, но если не получится их вернуть, то тогда хотя бы провести проект Андреева-Тютрина. Здесь и стала проглядывать первая интенция, что пред нами хорошее представление.

После многократного переноса перерыва стало понятно, что вопрос будет решен, или во всяком случае согласован вне зала заседаний. Так и получилось. Сразу после перерыва взял слово Виталий Перетолчин, давший почву для политиканства своей инициативой, и неожиданно отозвал свой законопроект (хотя изначально уверял, что работал над ним аж с осени прошлого года и отправлял в вуз для рецензирования). Более того, он сообщил, что только население должно определять форму и виды избрания глав и депутатов представительных органов местного самоуправления.

"Скажу свою точку зрения. Лично я "за" то, чтобы во всех муниципальных образованиях выборы были прямые", — громогласно объявил единоросс Перетолчин.

После такой рокировочки стали видны очертания уже принятого решения. И в момент голосования по проекту прямых выборов уже было невозможно понять, кто больше из всех партий желает их возвращение. Каждая из фракций уверяла, что именно они "за" прямые выборы. Сергей Сокол даже подчеркнул, что на фракции "Единая Россия" было принято решение о свободном голосовании по данному вопросу. Однако никто не объяснил и не объяснит, почему при такой поддержке прямых выборов мэра за этот законопроект проголосовало всего 19 человек. Комментарии излишни.

Депутаты ЗС "за" прямые выборы мэра!

Отдельно хотел бы отметь результат голосования народных избранников, выбравших для Иркутска новую модель управления. Искать итоги голосования депутатов – нет особого смысла. Лучше всего понять честность и объективность депутатов областного парламента, поэтому приведем комментарии руководителей и представителей фракций.

Глава фракции "Единой России", вице-спикер ЗС Кузьма Алдаров:

— У нас по первому вопросу (возврат прямых выборов мэра – прим. ред.) было объявлено свободное голосование. Никто никого не обязывал. Каждый депутат голосовал так, как считал нужным, особенно депутаты, избранные от Иркутска. Они были все "за" то, чтобы прямые выборы состоялись. Поэтому мы посчитали, что возможен такой подход, и голосовали, как сердце велит.

Мы, в принципе, поддерживали вариант, который был инициирован губернатором.

— Я правильно понимаю, что это было в интересах "Единой России" так голосовать?

— Ну, да. Нас же все время обвиняли, что именно мы в прошлом созыве инициировали переход на другую схему выборов мэра Иркутска. Я представляю Усть-Ордынский бурятский округ, у нас все главы муниципальных образований избираются прямыми выборами. Мы в этой схеме работаем давно, никто не оспаривает ее. Душа лежит к тому, чтобы дать возможность людям самим выбирать.

— Вы тоже были заинтересованы и поддержали прямое голосование?

— Я старался золотую середину выдержать.

Относительно института сити-менеджера народный избранник отметил, что плохо знает подобную практику управления, и заявил, что эта инициатива была предложена коммунистом Андреем Андреевым и ЛДПРовцем Дмитрием Тютриным. Необходимо посмотреть доработку документа в рамках поправок.

Представитель фракции КПРФ, вице-спикер ЗС Приангарья Ольга Носенко:

— Мы на фракции обсуждали эти два законопроекта. Первый внес губернатор, второй — наш товарищ по партии Андрей Андреев. Мы понимали, что для осуществления нашей цели – поддержать закон губернатора о прямых выборах мэра Иркутска – не хватит наших голосов. Но мы приняли решение голосовать за эти два проекта закона, какой их них пройдет. И по голосованию мы увидели, что получили только 19 голосов. Илья Алексеевич тогда уже вышел. То есть 19 голосов мы получили "за" закон о прямых выборах мэра. У нас не было другой позиции – мы были "за" прямые выборы. Я лично три года за это боролась. Мы все знаем прекрасно, как была проведена спецоперация: мы три раза меняли законодательство в угоду одному человеку. Стали думать, как нам сегодня поступить, как вернуть прямые выборы мэра. И понимаем, что граждане нас поддерживают в этом вопросе. Мы не только собирали подписи, проводили референдум, я была председателем инициативной группы. Отстаивала на трибуне Заксобрания и эту инициативу. У меня однозначная позиция всегда была. Я ее не меняла и не буду менять. Даже если бы фракция сказала по-другому, я бы все равно голосовала "за". Наших 17 голосов было за этот закон и за тот, потому что приняли решение голосовать за два закона – какой пройдет. Понимаем, что перед выборами ситуация сложная. Неизвестно, как это будет происходить.

— Из КПРФ 17 голосовало "за". Значит, двое – кто тоже сочувствовал?

— Да. Я предполагаю, что может быть Лариса Игоревна (Егорова — прим. ред.). Может быть, Евгений Бакуров из "Гражданской платформы".

Комментарий руководителя фракции "Справедливая Россия", председателя комиссии по регламенту, депутатской этике, информационной политике и связям с общественными объединениями ЗС региона Ларисы Егоровой на страницы социальной сети Facebook (12+).

"В течение нескольких лет не только политики, но и общественность Иркутска, да и всей области, рьяно обсуждали, какая выборная модель должна применяться при определении столичного градоначальника. Многие бились за возвращение прямых выборов, за то, чтобы сами горожане, а не посредники, определяли того, кто достоин управлять их родным Иркутском.

И вот сегодня наша общественно-политическая гора породила очередную и самую серую мышь. После многочасового марафона прений, нервных срывов и далеко не единичного почти хамского поведения ряда депутатов большинством голосов "народных избранников" в первом чтении принят самый негодный законопроект, представленный коммунистом и жириновцем. Мэра Иркутска будет определять конкурсная комиссия из числа неких лиц, отвечающих неким критериям.

Я была и остаюсь категорически против такого решения. Мало того, что вместо нормальной демократической процедуры народного волеизъявления мы получаем очередной бюрократический балаганчик, – институт сити-менеджеров показал свою полную несостоятельность на примере Усолья, Братска и Ангарского района.

Если бы большинство господ депутатов проголосовали, как я, был бы у нас народом выбранный мэр. Увы, политиканство вновь празднует бал", — говорится в сообщении.

Руководитель фракции "Гражданской платформы", депутат ЗС Ольга Безродных отметила, что каждый народный избранник, представляющий ГП в Заксобрании, выразил свое мнение по данному вопросу так, как считал нужным. Депутат осудила поведения некоторых коллег, заявив, что ей стыдно перед избирателями, которые через прямую трансляцию видели это безобразие.

— Я уже неоднократно в интервью говорила, что здравый смысл, интересы избирателей и конструктивное взаимодействие должны быть выше политических амбиций. То, что было на внеочередной сессии, – у меня нет нормальных слов. Нужно держать себя в рамках.

— Я так понимаю, что для вас принципиальный момент, за который вы душой, – это прямые выборы?

— Конечно.

— Вторая инициатива – о сити-менеджере. Как вы к этому относитесь?

— Я изначально придерживалась прямых выборов. Анализируя итоги выборов в некоторых муниципалитетах, в том числе в нашем регионе, как-то становится страшно. Все-таки мы понимаем, что идет протестное голосование, на котором далеко не уедешь. Я всегда придерживаюсь позиции, что политическая принадлежность, политический окрас не должны брать верх над здравым смыслом. Все-таки человека рассматривают, прежде всего, как профессионала: уровень образования, опыт работы соответствующий, личностные и другие качества. Чтобы у человека была уверенность, что он действительно будет работать во благо развития, процветания муниципального образования, региона в целом. И по большому счету мне все равно, будет ли это член партии "Единой России", КПРФ или другой. У меня во главе угла все-таки профессионализм и личностные качества как руководителя, лидера, который действительно будет мыслить только интересами округа или муниципального образования, от которого он избирается. Это доверие людей, это ответственность.

Мнение главы фракции ЛДПР Георгия Любенкова относительно его голосования по данному вопросу, а также его сопартийцев получить не удалось: народный избранник не ответил на звонок и итоги голосования публично не прокомментировал.

Тем не менее мы можем понять из комментариев представителей четырех фракций, что народные избранники поддерживают инициативу возврата прямых выборов мэра, однако данное обстоятельство не согласуется с результатом голосования. Напомним, что только 19 человек выступили "за" прямые выборы, а поддерживали такую позицию (на словах) гораздо больше. Если говорить откровенно, при большом желании сторон вернуть прямые выборы, мэра можно было саботировать голосование по вопросу института сити-менеджера (воздержаться от голосования). Тогда регламент ЗС мог сыграть в пользу адептов народовластия. Но придумывать не будем.

Не допустить реверса прямых выборов мэра — мнение экспертов

Нет такого политического цирка, который бы объехал страну и Иркутскую область, в частности, сказал политолог Сергей Шмидт. Эксперт отметил, что любое политическое событие можно рассматривать с точки зрения ценностных ориентиров и политической прагматики.

— С точки зрения ценностей произошедшее в ЗС — репутационный позор КПРФ. Я не врач, как Александр Гаськов, чтобы ставить диагнозы. Но политик, тем более партиец, который вынимает мозги гражданам темой народовластия и возвращения демократии в город, едва ли может проголосовать за прямые выборы, а затем голосовать за сити-менеджера. Ведь существующая система в Иркутске более демократична: выборные лица избирают мэра. То, что произошло, – это уничтожение остатков выборности, если демократию сводить к этому. Для коммунистов – это странное поведение. И у меня сложилось впечатление, что внутренней партийной работы не было проведено до конца. Поскольку вечером я наблюдал, как комсомольцы–активисты (их поддержали симпотизанты губернатора) атаковали в Facebook всех, кто так или иначе высказывался, что коммунисты выбрали нам сити-менеджера. И утверждали, что если и были такие, то только пять-шесть человек, а остальные единороссы и примкнувшие проголосовали за сити-менеджера. Утром же выяснилось, что КПРФ не отрицает своей инициативной роли во всем этом. А комсомольцы-активисты стали говорить, что в сити-менеджменте есть и хорошее, что позволит профессионально руководить городом. По сути, коммунисты в угоду политической целесообразности предали свои идеалы народовластия, — уверен Сергей Шмидт.

По поводу позиций "Единой России" эксперт высказался, что это было ожидаемо, поскольку действовала с позиции начальства.

— Она, действительно, добавила голосов к этому решению, но не была ее инициатором, не сформировала "костяк" голосовавших. Да и к ней особых претензий нет, поскольку эта партия никогда не скрывает, что является партией начальства. Поэтому делает так, чтобы народ не совершал ошибки, — сыронизировал политолог.

Причина же такого голосования, по мнению эксперта, кроется в том, что обе крупные партии в регионе заинтересованы в том, чтобы губернатор получил влияние на того, кто будет управлять Иркутском. Такие хитросплетения на руку и действующему губернатору, и его оппонентам, которые рассчитывают, что когда-то в Иркутской области восстановится режим и порядок и, как в типично-традиционном для России регионе, в Приангарье будет губернатор-единоросс. Сергей Шмидт констатирует, что получился тот случай, когда тактические интересы двух сторон совпали.

Такой же мысли придерживается федеральный политолог Константин Калачев, который отмечает, что проигравшие здесь — только жители областного центра и конкретные политики. В то же время элиты остались довольны исходом условной полемики на внеочередной сессии.

— 27 депутатов проголосовали, чтобы мэра областного центра выбирали на конкурсной основе, то есть "за" сити-менеджера. Причем это решение подавляющего большинства — 18 коммунистов Заксобрания. А сколько было спекуляций на эту тему. В итоге получилось так, что проект закона по прямым выборам, внесенный губернатором, был отклонен. Первое чтение прошел проект о том, что возглавлять Иркутск станет сити-менеджер. За законопроект о возвращении прямых выборов мэра Иркутска проголосовало 19 депутатов, за предложение о конкурсном отборе на пост мэра — 27. Коммунисты утверждают, что они проголосовали за оба законопроекта. Единороссы заявляют, что они "за" прямые выборы. Для избирателей все это выглядит "театром абсурда". Чума на оба ваши дома, — вот, что может подумать обычный рядовой сторонник прямых выборов глав муниципальных образований. В ЗС имеет место партийное противостояние, а в конечном счете проигравшими становятся жители Иркутска. Институт сити-менеджеров себя не оправдывает. Каковы были бы шансы Дмитрия Бердникова при прямых выборах — оценивать не берусь. Ясно одно — выборы были бы конкурентными. Но заинтересованности в этом у "элит" нет, — подчеркнул Константин Калачев.

Наличие консенсуса между двумя главными политическими силами в регионе против конкретного человека продемонстрировало Законодательное собрание Приангарья, объясняет профессор, доктор юридических наук Сергей Шишкин. Относительно самого законопроекта, поддержанного областным парламентом, эксперт уверен, что он будет развиваться, а для этого важны детали.

— Во-первых, я бы хотел, чтобы понятийно был проведен раздел систем сити-менеджмента в Братске, Усолье-Сибирском с Иркутском. В первых двух случаях система вытекала из 131-ФЗ. В нашем случае мы можем сделать такую аппликацию: если раньше мы выбирали мэра из 35-ти депутатов, то сейчас этот круг лиц неограничен. Таким образом, мы понижаем ажиотажность спроса депутатского места. Поскольку вопрос, кому быть мэром Иркутска, был одним из ключевых. Хотя я так не считаю.

Второй момент – срок завершения мандата действующего мэра. Нынешнему главе города интересна дата 27 марта 2020 года. Парадигма и формат меняются. Не исключаю, что законодатель может прямо указать на то, что мандат начнет действовать с 8 сентября 2019 года. Поскольку лишать новый созыв Думы возможности, запускать новую систему управления городом, было бы неправильно. Нужны детали и их надо прописывать. Это нормы, как создаются, как работают, как принимаются решения, критерии оценки комиссией по подбору. Также он должен быть рационально вписан в действующую систему местного самоуправления Иркутска – прописать отношения с Думой, его ответственность за те или иные действия перед комиссией, которая его избрала, установить основания для его ухода в отставку и так далее. Эти детали сейчас важны.

Третий момент. Я полагаю, что нынешний мэр может начать принимать усилия, у него есть, наверное, ресурсы какие-то, чтобы блокировать запуск этой системы. Прежде всего, это давление на депутатов Думы, чтобы они не вносили изменения в устав. Поэтому я думаю, что в законе надо прописать, что закон прямого действия, да и федеральные основания к этому есть. Также отмечу, что актуализация уставного регулирования в данном случае незначительная. То есть, чтобы депутаты знали, если они будут противиться внесению изменений в устав, то тогда он будет прямого действия. Поэтому я и говорю, что законопроект нужно детализировать: чем тщательней будет прописано, тем проще будет прописать изменения в устав, — уверен Сергей Шишкин.

Формально модель выглядит разумной, когда выборные люди формируют комиссию, которая и проводит отбор кандидатов, заявил Сергей Шмидт. Новая модель предполагает, что мэр будет сосредоточен на вопросах хозяйства, нежели втянут в политику.

— Если этот отбор конкурсной комиссией будет проводиться честно, объективно, как в хороших коммерческих компаниях (без коррупции и своячничества) – то такая система может быть работоспособной. Но проблема этой системы все же в наличии небольшого числа положительных примеров в стране и ни одного положительного в регионе. Успешный сити-менеджмент (в течение двух лет) работал в Красноярске, но все же модель, которая планируется в Иркутске отличается от красноярской, — обратил внимание Сергей Шмидт.

Выбираемый комиссией градоначальник будет сконцентрирован на оперативном управлении городом, что исключает появления двойственного междусобойчика как мэр и сити-менеджер на примере других муниципалитетов, где подобная модель применялась, фиксирует Сергей Шишкин. Именно в этом и заключается особенность предложенной системы. При этом профессор заметил, что за последние годы управленческие изменения, которые систематически происходили в администрации города, не влияли на работоспособность.

— Наблюдающие за политикой люди могли заметить, какие огромные трансформации произошли в администрировании городом Иркутском за последние четыре года. Власть сосредотачивается в руках людей, которые отношения ни к городу Иркутску, ни к избирателю отношения не имели. Например, нынешний вице-мэр. Мы же с вами заметили, когда исчезло экономическое управление городом, администрирование городом не потерялось. Я это говорю для того, чтобы не возникало какой-либо абсолютизации какой-либо модели. Поэтому я обращаю внимание всех не на порядок образования новой системы, а на правовое закрепление статуса лица. В этой связи депутатский корпус должен быть сформирован под эту модель, выстроена работа Думы, председатель должен быть способен к взаимодействию с градоначальником, чтобы хеджировать риски, которые несет эта модель, — заявил Сергей Шишкин.

Сейчас важно, чтобы законодатель не наделал ошибок в администрировании Иркутском. Именно на этом нужно сосредоточить внимание, раз политическое решение состоялось.

Реакция Москвы и последствия для губернатора

Ситуация с голосованием по формату избрания главы Иркутска не будет воспринята в Москве как отступление от правил. Поскольку федеральному центру непредсказуемые выборы не нужны и результаты внеочередной сессии примут к сведению и не более того, сообщил Константин Калачев.

В таком же ключе размышляет Сергей Шишкин. По мнению эксперта, администрация президента смотрела происходящее в ЗС под одним углом — не было желания, чтобы прямые выборы были восстановлены. Иначе данный шаг мог быть расценен как "латентный бунт".

— Дело не в том, что кто-то хочет сохранить не демократическую модель в Иркутске, а в том, что в стране несколько десятков крупнейших городов управляются по этим моделям без прямого голосования. И реверс прямых выборов имел бы политический оттенок латентного бунта, идущего из Иркутска. Учитывая, что мы "законодатели мод" в правовом аспекте на всю Сибирь и Дальний Восток. Главная забота АП – не создать прецедент, реверс. Уход в нишу сити-менеджмента показывает компромисс, который достигнут, — заявил Сергей Шишкин.

Федеральный центр не будет погружаться в местную специфику и ограничится просмотром некой подготовленной презентации с баннерами Сергея Бренюка, лозунгами про Майдан Андрея Левченко и сделает свои выводы, отметил Сергей Шмидт.

— С точки зрения федерального тренда будет один посыл: выбирать мэров региональных центров население не должно – вы придерживаетесь, ну, а конкретные местные разборки – решайте сами. В этом плане для Иркутской области имеет место некоторая политическая самодеятельность на местном уровне. Если бы этого не было, то у нас бы был другой губернатор. Это своего рода рамочное управление, — считает политолог.

Отойдем от дискуссии о прямых и непрямых выборах мэра. Данный конфликт в той или иной степени отражается на имидже всех региональных институтов власти. Коснемся ситуации с выборами и справедливо отметим, что фракция КПФР отчасти подставила своего лидера (поддержав так или иначе систему сити-менеджмента), обещавшего вернуть прямые выборы жителям Иркутска. Это к вопросу формирования правильной партийной линии не только внутри обкома, но и на уровне фракции в ЗС. Равно как и возникающие вопросы в адрес Иркутских единоросов, которые по факту при существующей модели имели избранного депутатами однопартийца во главе столицы региона, но, несмотря на это, решившимся на перемены.

Так или иначе оба момента отбрасывают еще одну тень на ряд противоречивых событий последнего времени, среди которых ситуация с требованием главы региона об отставке мэра Ангарска и сюжет об информационных атаках на губернатора в фильме "Как закалялась сталь" (18+). Константин Калачев подчеркивает, что глава региона в ситуации с выборами в Иркутске (со своей стороны) сделал все, что мог, бился как лев. Но то, что область завязла во внутриэлитных и межпартийных разборках, – проблема всех политических сил.

Напомним предысторию изменения законодательства по выборам мэра Иркутска.

30 мая 2014 года 35 депутатов Законодательного собрания единогласно и единодушно проголосовали за принятие закона о местном самоуправлении, который ввел только прямые, всеобщие выборы всех мэров, глав муниципальных образований и депутатов местных дум. Чтобы закон смог вступить в силу до даты назначения очередных муниципальных выборов, его рассмотрели сразу в двух чтениях. Эту инициативу поддержали все фракции Заксобрания.

По прошествии полугода на 20-й сессии ЗС 24 декабря 2014 года депутаты рассмотрели в законопроект о введении в Иркутске сити-менеджера. Документ внес в областной парламент тогда еще рядовой депутат Андрей Лабыгин. С его подачи парламентарии рассмотрели закон сразу в трех чтениях. Катализатором этой депутатской инициативы стали два фактора, рассказал тогда народный избранник. Во-первых, это выступление депутата ГД РФ от ЛДПР Андрея Лугового о необходимости введения в Иркутске соответствующего института. Во-вторых, обращение фракции "Единой России" в Думе Иркутска в политсовет партии. Кроме того, Андрей Лабыгин обратил внимание на низкую явку избирателей на выборах и на возможность протестного голосования, в результате которого городом будет управлять непрофессионал.

Через полтора месяца после принятия закона о сити-менеджере либерал-демократы поняли, что он им не нравится. 16 февраля 2015 года стало известно, что фракция ЛДПР предлагает отказаться от принятой в декабре схемы, и избирать мэра города из числа депутатов. После этого мэр должен будет сложить депутатские полномочия. В результате в марте 2015 года Дума Иркутска единогласно назначила мэром своего спикера Дмитрия Бердникова.

В начале апреля 2017 года губернатор Приангарья заявил о необходимости проведения референдума по вопросу возвращения прямых выборов мэра Иркутска и сохранения этой процедуры в других муниципалитетах региона. Позже группа депутатов Законодательного собрания Иркутской области внесла в региональный парламент законопроект, возвращающий прямые выборы мэра Иркутска. Авторы законодательной инициативы – представители фракции КПРФ, а также тогдашний руководитель фракции "Гражданская платформа" Владимир Матиенко. Законопроектом предлагалось внести изменения в статью 3 закона "Об отдельных вопросах формирования органов местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области".

Инициатива не направлена против действующего мэра Иркутска, а призвана вернуть жителям областного центра право голоса, отмечали инициаторы законопроекта. Депутаты должны были рассмотреть документ на майской сессии 2017 года. Однако вопрос был сдвинут на июнь из-за отсутствия заключения Думы Иркутска.

Комитет по законодательству о государственном строительстве области и местном самоуправлении не принял решение по вопросу проведения референдума за возврат прямых выборов мэра Иркутска 13 июня. Заседание проходило "горячо": обвинения в политизированности и антинародности решений звучали в адрес руководителя комитета Бориса Алексеева. Представители инициативной группы КПРФ, выступающей за возврат прямых выборов мэра Иркутска, говорили о возможном непрохождении их законопроекта в областном парламенте, если не будет проведен референдум. Правовое управление ЗС приняло на себя основной удар: юристы областного парламента посчитали вопрос, выносимый на референдум, несоответствующим требованию о государственной важности. Спустя две недели этот же комитет не одобрил и законопроект о возврате прямых выборов мэра Иркутска. На заседании присутствовало всего четверо депутатов, и все они проголосовали против законопроекта. Кроме того, парламентарий и иркутянин Борис Алексеев заявил, что его устраивает сложившееся положение вещей. По мнению его коллеги и землячки Нины Чекотовой, в Иркутске и так все хорошо и втягивать людей в политику не надо. Депутат ЗС Ольга Носенко, защищавшая законопроект, даже апеллировала к высказываниям президента РФ, но не сумела пробить счастливые сердца иркутян Алексеева и Чекотовой.

Депутаты Законодательного собрания Иркутской области отклонили законопроект о возврате прямых выборов мэра областного центра в июне 2017 года. Против инициативы проголосовало 26 парламентариев, "за" – всего девять. Двое воздержались, еще двое не голосовали. Стоит отметить, что вопрос практически не обсуждался. Короткими выступлениями отметились только депутат-коммунист Сергей Бренюк и тогдашний уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин.

Подводя итоги парламентского сезона 2016-2017 годов, Сергей Брилка заявил, что в Иркутске есть демократия, просто ей нужно правильно пользоваться. Он отметил, что Заксобрание – это серьезный орган, который не может менять избирательное законодательство каждый год. До этого парламент менял избирательное законодательство в декабре 2014 года и феврале 2015 года.

"Вы спрашиваете, почему мы отклонили законопроект о возврате прямых выборов мэра Иркутска. Отвечаю: "Мы приняли это решение, потому что только в 2014 году мы одобрили закон, по которому Иркутск сейчас живет". Когда говорим, что в процессе выборов мэра Иркутска должно участвовать все население города, мы не задумываемся, что действующий закон позволяет это сделать. Если население хочет, чтобы был избран достойный глава города, пусть выберет достойную Думу. Если люди выберут 35 самых достойных депутатов, то из них будет выбран лучший мэр. Когда группа товарищей поднимает флаг и говорит, что демократия в Иркутске загнана в угол, это не так. Демократией нужно правильно пользоваться", – прокомментировал Сергей Брилка.

На пресс-конференции по итогам работы Заксобрания второго созыва Сергей Брилка обмолвился, что в работе у парламента осталась очередная инициатива губернатора Иркутской области о возврате прямых выборов мэра Иркутска. Спикер ЗС тогда сказал, что с этим вопросом будет разбираться уже третий созыв.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia