Бизнес. 22 декабря 2016, 17:00
Алексей Москаленко. Фото: Пресс-служба аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей
Секреты бизнеса

Москаленко: Любая проблема для малого и среднего бизнеса Приангарья стоит особо остро

Уполномоченный по правам предпринимателей региона заявил о безотлагательном решении спорных ситуаций

22 декабря 2016, IrkutskMedia. Любая проблема для субъектов малого и среднего бизнеса является особо острой, считает Уполномоченный по правам предпринимателей в Иркутской области Алексей Москаленко. Бизнес-омбудсмен полагает, что спорные моменты необходимо решать безотлагательно. Неправильной можно назвать ситуацию неравноправия предпринимателей и чиновников при исполнении действующего законодательства. Алексей Москаленко рассказал в интервью ИА IrkutskMedia про аппарат бизнес-омбудсмена, меры поддержки, эффективность фискальной политики государства и многое другое.

— Алексей Алексеевич, расскажите немного о себе. Каким образом складывался ваш трудовой путь. Как вы стали Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Иркутской области?

— В 1984 году я окончил Томский политехнический институт по специальности "Кибернетика электрических систем". На распределение к нам приехал главный инженер Братской ГЭС, который подбирал выпускников для работы в "Иркутскэнерго". Так я оказался в Иркутске в 1984 году. Проработал в секторе противоаварийной автоматики службы релейной защиты "Иркутскэнерго" три года. Участвовал в монтаже и наладке противоаварийный автоматики 500 кВ на Братской ГЭС, поэтому бывал в северной столице достаточно часто и подолгу. Затем неожиданно для меня директор ТЭЦ-5 Анатолий Казаков мне предложил перейти работать начальником электротехнической лаборатории ТЭЦ. При этом он предложил двухкомнатную квартиру в строящемся микрорайоне города Шелехова. Я, конечно же, согласился: мы ждали второго ребенка и проживать вчетвером в одной комнате в гостинице Иркутской ГЭС было бы сложно.

Три года работы на ТЭЦ закончились для меня должностью начальника электроцеха. Потом я принял приглашение директора кабельного завода перейти к ним работать главным энергетиком. На этом мой послужной список на госпредприятиях закончился.

В начале 90-х ушел в кооператив, который преобразовался в акционерное общество, потом стал его акционером. После распада организации создал свое предприятие и до 2014 года занимался своим небольшим бизнесом. Как видите, предпринимательский стаж у меня практически четверть века. За это время я испытал на себе лично все прелести ведения бизнеса в нашей стране. И, конечно, хотелось, чтобы ситуация изменилась, чтобы страна развивалась, а малый и средний бизнес был основой экономики России.

В мае 2013 года моя кандидатура была рекомендована губернатором на должность Уполномоченного в Иркутской области. Предпринимательское сообщество меня поддержало, но необходимо было получить согласование Уполномоченного при президенте РФ Бориса Титова. В середине июня после собеседования он согласовал мою кандидатуру. В это время в Иркутской области еще не был принят региональный закон об Уполномоченном. Я начал работать на общественных началах: с министерством экономического развития Иркутской области и другими ведомствами мы трудились над проектом закона, который региональный парламент принял в конце ноября. Еще через месяц закон вступил в силу, после этого губернатор подписал указ о моем назначении Уполномоченным с 9 января 2014 года.

— Достаточным ли, по вашему мнению, набором прав, полномочий и рычагов обладает сегодня Уполномоченный по защите прав предпринимателей? Нужно ли что-то менять в этом институте либо в чиновничьем механизме для более эффективного взаимодействия с органами власти?

— На мой взгляд, в федеральном и, соответственно, региональном законах об Уполномоченном до конца не сформированы нормы, которые позволили бы с наибольшей эффективностью защищать права предпринимателей.

Считаю, что необходимо делать институт более независимым, придавать бизнес-омбудсменам определенный иммунитет. Наша работа связана с конфликтами предпринимателей с органами власти, силовыми структурами. В них фигурируют достаточно крупные суммы денег. А бизнес-омбудсмен никак не защищен ни от давления государственных структур, ни от обиженных предпринимателей, которые участвуют в этих конфликтах. Поэтому открытость и максимальная публичность позволяет нам сегодня решать проблемы предпринимателей более эффективно, но у этого ресурса есть предел.

— Какие меры поддержки бизнеса, осуществляемые государством, сегодня действительно эффективны, какие бесполезны или даже вредны. Какие виды предпринимательской деятельности достойны эффективных мер поддержки и как, по-вашему, они должны выглядеть?

— Я не могу назвать сегодняшние меры поддержки бизнеса эффективными. В подавляющем большинстве они неэффективны, бесконтрольны, да и просто не нужны. Некоторые структуры власти запутались и в своих многочисленных программах, дорожных картах, планах пишут о развитии мер поддержки бизнеса, но с реальной поддержкой бизнеса это не имеет ничего общего. На мой взгляд, государство должно помогать деньгами только инновационному и социальному бизнесу. В остальном нужно просто создать условия для развития бизнеса и не мешать ему, он сам будет развиваться. Нужна политическая воля, чтобы максимально сократить контрольно-надзорную нагрузку, которая с неоправданными требованиями и неимоверно раздувшимся аппаратом душит бизнес. Нужна политическая воля на то, чтобы снизить административное давление со стороны органов государственной и муниципальной власти, которые в большинстве своем ведут себя как князья в своих княжествах, не взирая на законы, соблюдения которых они требуют от всех остальных. Бизнес и государство должны существовать как партнеры, имея друг перед другом обязательства и ответственность за их невыполнение. Равную ответственность, обоюдную, солидарную. Если сносят торговый объект, то должен быть наказан и чиновник, который дал разрешение на его строительство, или который допустил это строительство при отсутствии разрешения, ведь все происходит на глазах, такие объекты за ночь не появляются. Если объект построен и зарегистрирован государством, то руки прочь от частной собственности. А сегодня убытки несет только бизнес, а чиновники ни при чем. Вот если выполнить эти условия, то бизнес начнет быстро развиваться.

— Как вы можете оценить способность бизнес-сообщества Иркутской области к самоорганизации, когда дело касается отстаивания интересов сферы как в общем смысле, так и в частных случаях, когда затронуты интересы конкретных отраслей, предприятий. Каким образом осуществляется ваше взаимодействие с этими структурами?

— С предпринимательским сообществом мы, конечно, взаимодействуем. Но проработав три года бизнес-омбудсменом, могу сказать, что предпринимательское сообщество у нас в регионе не очень активно. Нам самим приходится выводить на обсуждение проблемы предпринимателей, предлагать пути решения. Некоторые бизнес-объединения не проявляют инициативы, а иногда и вовсе идут на поводу у власти. Я думаю, что различным предпринимательским объединениям нужно поразмыслить и выяснить, почему так происходит, и для чего они вообще существуют?

— Назовите особо острые проблемы, которые сегодня существуют у бизнеса в Иркутской области? Как ваш аппарат способствует решению этих проблем?

— Для малого и среднего бизнеса любая проблема – особо острая и не терпит отлагательств при решении. Я не буду перечислять эти проблемы, они всем известны, одинаковы во всей стране и отличаются только расположением к бизнесу или самодурством конкретных чиновников на местах. Неправильно это, когда бизнес любого человека, любой семьи зависит от того, расположен к тебе чиновник или нет. Законы должны работать одинаково для всех, а для чиновников – еще строже. Сотрудники нашего аппарата – настоящие профессионалы, они делают все возможное, чтобы решить проблемы, с которыми к нам обращаются предприниматели. Наши специалисты настроены на реальную работу, они переживают за тех, кому помогают. К сожалению, не всегда мы можем помочь, зачастую к нам обращаются слишком поздно. В этих случаях мы обязательно проконсультируем, расскажем, что можно сделать, чтобы избежать негативных последствий. Поэтому обращаюсь к предпринимателям: чем раньше вы к нам обратитесь, тем больше у нас шансов вам помочь.

— Насколько эффективна фискальная политика государства. Что в ней нужно менять?

— Фискальная политика в России сегодня одна из самых эффективных в мире. Администрирование собираемости налогов и правильности их исчисления на очень высоком уровне. Мне кажется, что совсем скоро все будет выполняться автоматически. Без запросов документов, даже без глобальных проверок. Но сейчас переходный период и развитие условий ведения бизнеса сильно отстаёт от развития налогового администрирования, да и поведенческие издержки налоговых инспекторов при проведении проверок сильно давят на бизнес. Боюсь, что если так будет продолжаться, то скоро не кого будет администрировать. Налоговики сегодня оставляют после себя выжженное поле, отсутствует принцип разумности. С легкостью доводят до банкротства предприятия, которые стабильно платят в казну налоги, делая им неподъемные доначисления и штрафы. Только в этом году принято более 30-ти законов, которые вносят изменения в налоговый кодекс! Как за этим поспеть бизнесу?

— Как вы оцениваете работу контрольно-надзорных органов в Иркутской области. Что, по-вашему, нужно менять в их взаимоотношениях с бизнесом?

— Как я могу оценить работу контрольно-надзорных органов? Правильно, никак! Мы целыми днями занимаемся защитой предпринимателей от результатов их деятельности. И это при том, что к нам обращается малая часть предпринимателей, права которых нарушены. В некоторых случаях мы взаимодействуем с контрольно-надзорными органами, чтобы помочь бизнесу, в некоторых случаях судимся. Но структурно в аппаратной борьбе нам их не одолеть, их целая армия, а нас – восемь человек. Конечно, мы боремся до конца за каждый случай, но необходимо кардинально менять ситуацию. Нужно максимально уменьшить количество контрольно-надзорных органов, исключить дублирование функций и необоснованных требований, которые никакого отношения не имеют к безопасности и здоровью человека. Этих требований тысячи! Ни один предприниматель ни в одной сфере бизнеса не сможет выполнить все требования, которые предъявляют ему надзорные органы, просто он физически даже за год не сможет их прочесть! Поэтому сегодня, когда контролер даже еще не успел зайти, предприниматель уже нарушитель. У него нет презумпции невиновности. Нужно, чтобы в требованиях к предпринимателю остались только те, которые реально касаются здоровья и безопасности граждан, а не те, где форточка не там расположена или одна ступенька уже другой. Чтобы разрушить экономику развитых стран, туда нужно внедрить нашу контрольно-надзорную систему, и никто никогда на каких альпийских лугах не произведет свой пармезан, тогда и антисанкции вводить не придется. Вы можете себе представить, чтобы в Европе в какой-нибудь ресторан пришел с проверкой Роспотребнадзор или "Ревизорро" и посмотрел, лежит ли у них в холодильнике (!!!) термометр? Я не могу.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia